• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

На краю света: как русские нашли свой дом в Аргентине

На краю света: как русские нашли свой дом в Аргентине

В Аргентине живет много выходцев из России. Среди них — потомки еще тех, кто бежал за границу после революции. Но есть и совсем молодые, уехавшие туда искать уже не спасения, а удачи в бизнесе. Корреспондент НТВ узнал, как живется нашим согражданам на краю света и какой они представляют себе родину сейчас.

1679
1
Поделитесь этой новостью

Сколько в Аргентине наших соотечественников — неизвестно: от 200 тысяч до полумиллиона. Их меряют не количеством, а волнами.

Эмигранты 6-й волны, то есть те, которые приехали уже в 2000-х, говорят, что в Аргентине есть множество особенностей, к которым быстро привыкаешь, хотя поначалу у русского человека они вызывают оторопь. Например, решетки на окнах до третьего этажа — наследие лихих 70-х, черный и белый курсы валют, хаотичная архитектура, беспорядочное, но мучительно неторопливое дорожное движение.

Потомок белых эмигрантов Виталий Комаров рассказывает: Аргентина учит терпимости. И в отдаленной Патагонии, где осели бежавшие нацисты, и в столице, где враждовали монархисты и марксисты — все в итоге находили общий язык.

Виталий Комаров, эмигрант: «Люди, которые выжили во Вторую мировую войну, не хотели Третью переживать, и убирались подальше от Европы».

В Буэнос-Айресе находится старейший православный храм Латинской Америки — Свято-Троицкая церковь. Здесь — иконы с ликами царской семьи и проповеди — на русском и испанском.

Александр, протоиерей Свято-Троицкой церкви: «Моя мама аргентинка, как я говорил. А я родился уже здесь в Аргентине. Мои дети говорят по-русски тоже, cлава Богу. Надеюсь, мои внуки тоже будут говорить».

Настоятель храма замечает: поначалу кажется, что на этот край света бегут не насовсем.

Александр: «Эти люди приехали с одним только желанием: cохранить свою веру, свою культуру. Для того, чтобы в первый момент возможности вернуться на Родину».

Но тянет их в какую-то неведомую Россию, в которой чудно переплетается монархическая державность, военная мощь Советского Союза и экономическая вольница 90-х, только с хохломой и русской водкой.

Подробности — в репортаже.