• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Репортаж второй: Нина Завьялова прошла «коридором смерти»

    Репортаж второй: Нина Завьялова прошла «коридором смерти»

    НТВ продолжат показ серии репортажей. Это истории людей, которые долгие годы не знали, что случилось с их не вернувшимися с фронта близкими.

    944
    0
    Поделитесь этой новостью

    Ко Дню победы готовится и телекомпания НТВ. Мы продолжаем показ серии репортажей, который снимали все последние месяцы. Это истории людей, которые долгие годы не знали, что случилось с их не вернувшимися с фронта близкими.

    Когда они погибли? Как? Где похоронены? Найти ответы на многие вопросы удалось в Интернете, где Центральный архив Министерства обороны разместил личные дела миллионов погибших и пропавших без вести солдат Великой Отечественной.

    Узнать о подвиге отцов, дедов и прадедов благодаря этому сайту смогло множество людей. Мы связались с некоторыми из них и вместе отправились к местам незнаменитых боев и неизвестных операций. Сегодня — история Нины Завьяловой, чей дед погиб под Старой Руссой. Корреспондент НТВ Айрат Шавалиев был в этой поездке.

    Когда в дверь Ивана Матвеевича постучала женщина с тортом и гвоздиками в руках, он не удивился: в преддверии 9 мая к ветерану часто захаживают. С ходу начал свой рассказ о военных годах.

    Иван Иванов, ветеран: «Русса была 936 дней в осаде. Это больше, чем оборона Ленинграда».

    Но для гостьи это не только визит вежливости, у нее к Ивану Матвеевичу — личный интерес.

    Нина Николаевна: «Иван Матвеевич, я же дедушку нашла».

    Москвичка Нина Николаевна рассказывает ветерану, что нашла дедушку: пока только в документах — спустя 66 лет после того, как он пропал без вести. Служил на Северо-Западном фронте под Старой Руссой — там же, где Иван Матвеевич. Отсюда и вопросы к хозяину дома.

    Нина Завьялова, внучка рядового Н. И. Завьялова: «Фамилия Завьялов, может, вам встречалась?»

    «Нет, не припомню. Столько времени прошло», — сокрушается ветеран.

    Пусть фамилию не помнит, но других воспоминаний у однополчанина ее деда — на всю ночь. Про страшный Северо-Западный фронт песни не слагали, зато единственные строки Матусовского правдивы и точны.

    На прощание Иван Матвеевич взял телефоны гостьи: вдруг что вспомнит.

    Нина Завьялова: «Позвоните, если вспомните».

    И подробно объясняет маршрут долгого путешествия, которое предстоит проделать внучке рядового Советской Армии Николая Илларионовича Завьялова. О том, что существует его могила, Нина Николаевна узнала совсем недавно, найдя его фамилию на интернет-сайте.

    Нина Завьялова, внучка рядового Н. И. Завьялова: «Может, и была когда-то похоронка, но до нас она не дошла. Ничего не знали мы».

    Эти бесконечные болота Новгородской области совсем не изменились с послевоенных лет, и останки более чем 300 тысяч солдат лежат в траве нетронутыми.

    Владимир Алексеев, командир поискового областного отряда «Память»: «Местные жители рассказывают, что здесь было бело от человеческих костей».

    Наш провожатый, командир поискового отряда Владимир, советует Нине Николаевне надеть сапоги. Топь, да и на немецкую колючую проволоку запросто наступишь.

    Владимир Алексеев, командир поискового областного отряда «Память»: «Вот какая людоедская проволока».

    Владимир 15 лет изучает историю самого гиблого — Северо-Западного фронта. Изучает не по архивам, а по братским захоронениям. Он рассказывает Нине Николаевне, что такой кровопролитной операции военная наука не знала ни до, ни после: за 2,5 года боев под Старой Руссой погибли не менее 600 тысяч советских солдат.

    Владимир Алексеев, командир поискового областного отряда «Память»: «Здесь лет 200 копать и копать».

    В январе 42-го года под Старой Руссой у городка Демянск была окружена 90-тысячная группировка немцев — образовался Демянский котел. Это была первая в Великую Отечественную попытка окружить противника.

    Но немцы смогли пробить осаду и образовали так называемый Рамушевский коридор, который связал их с тылом. Многолетние позиционные бои завершились не в пользу советских войск.

    Владимир Алексеев, командир поискового областного отряда «Память»: «Сколько сюда успели подвести, столько и погибло. Успели бы подвести больше — погибло бы больше».

    Рамушевский коридор — «дорога жизни» для немцев и «дорога смерти» для наших войск. По этой дороге немецкие дивизии получали продовольствие и боеприпасы. Та операция, длившаяся почти три года, закончилась для советских войск печально. Очевидно, поэтому в советские годы об этих боях вспоминать было не принято.

    По дороге — остановка в ритуальной конторе. Но на красную ленту не войдут все слова, которые хочется написать. Только главное.

    Нина Завьялова, внучка рядового Н. И. Завьялова: «Давайте напишем: „От любящих детей и внуков“».

    Еще два часа пути и вот он конечный пункт — деревня Пинаевы горки. Часовню и кладбище видно издалека — мемориал стоит на вершине холма.

    Нина Николаевна сначала раскладывает гвоздики на остальные могилы и только потом подходит к плите с фамилией Завьялов.

    Нина Завьялова, внучка рядового Н. И. Завьялова: «Мог ли ты представить, что внуки к тебе приедут? 66 лет прошло. А теперь вот нашли».

    Здесь, в Пинаевых горках, рассказывает глава администрации, боев почти не было. Останки свозят сюда из окрестностей. Тело Николая Завьялова нашли недалеко у деревни Сущево. Часовню построили недавно. Она вызывает эстетические споры у местных и приезжих.

    На прощание Нина Николаевна снимает на мобильный телефон каждую из сотен фамилий на плитах — вдруг пригодится кому.

    В Старорусском военном музее внучке солдата разложили по дням весь путь 7-ой стрелковой дивизии, в которой служил рядовой Завьялов. А напоследок подарили пакет карт и архивных документов.

    Он не будет пылиться на полке — будет подробно изучен в семье. Ведь Нине Николаевне еще нужно найти и второго деда, погибшего на войне. Ищет много лет, пока — ни одной зацепки.

    Нина Завьялова, внучка рядового Н. И. Завьялова: «Будем продолжать поиски — надежда умирает последней».