60 лет Владимира Петровича

комментировать
60 лет Владимира Петровича

Обозреватель НТВ Кондратьев — единственный, кого в нашем цеху даже в эфире называют по имени-отчеству. Это человек, не подходящий ни под одно общее правило.

994
0
Поделитесь этой новостью

Владимир Петрович Кондратьев — единственный, кого в нашем цеху даже в эфире называют по имени-отчеству. Это человек, не подходящий ни под одно общее правило.

Кто еще из звезд советской программы «Время» сохранил не то, что себя в профессии, а профессиональным авторитетом? Кто еще при таком опыте и стаже не утомился и не пресытился репортерским ремеслом? Кто еще с такими заслугами не боится экспериментов и новых форматов?

Нарушая законы жанра, позволю одно личное воспоминание. В 94-м я снимал какую-то встречу руководства НТВ со зрителями, и на ней было объявлено «Владимир Кондратьев согласился быть нашим корреспондентом в Германии». Помню общие аплодисменты и свой восторг: «Я буду работать с этим человеком!»

Сергей Малозёмов, ставший корреспондентом НТВ только в этом году, получил задание провести рабочий день рядом с Владимиром Петровичем. Сергей признается, что это был самый сложный из его репортажей.

И в Кремль, и в Думу он приезжает на метро: терять время в пробках совсем не в его духе.

Владимир Кондратьев, обозреватель НТВ: «Честно говоря, была бы моя воля, я вообще бы ни за руль не сел, ни на машине бы не ездил. По Москве ездить на машине — это ужас».

Заходя в Думу, Владимир Петрович ворчит: неудобное здание Госплана давно пора перестроить, как берлинский Рейхстаг.

Владимир Кондратьев: «Тут даже кондиционер по-человечески не работает летом».

Свой германский опыт Кондратьев вспоминает часто: когда на твоих глазах ломали берлинскую стену, это сложно забыть. Но говорит, что вернулся без сожаления.

Владимир Кондратьев: «Я считаю, что настоящий корреспондент должен поработать и за рубежом. Только там по-настоящему проявляется самостоятельность и активность корреспондента как такового. Но должно работать и в стране, что я и сделал, добровольно покинув зарубежный корпункт».

Рядом с Владимиром Петровичем всегда наготове Владимир Михайлович. Оператор Владимир Авдеев работает с Кондратьевым уже больше десяти лет. Глазами этого человека мы видим почти все кондратьевские сюжеты и только ему, если надо, позволено тянуть Кондратьева за пиджак.

Владимир Авдеев, оператор: «Он эмоционально выкатывается вперед, там оказывается только нос или ухо одно в кадре у меня. Это неправильно».

Пресловутые кулуары, коридоры власти, — давно уже для Владимира Петровича как настоящие охотничьи угодья. Здесь он буквально выслеживает интересных собеседников. Ведь хорошее интервью — это половина успеха любого сюжета.

Поражает, что он, кажется, знает тут всех, причем помнит имена и отчества. Политики отвечают взаимностью. Владимир Лукин пожимает руку, Николай Харитонов с готовностью показывает содержимое портфеля, а Геннадий Зюганов говорит добрые слова «лучшему корреспонденту».

Но вопросы Кондратьева более удобными от этого не становятся. «Во время Ваших заграничных поездок Вы будете пользоваться, естественно, депутатской неприкосновенностью?» — спрашивает обозреватель НТВ.

Владимир Кондратьев: «Может быть, им приятно, когда им задают все-таки какие-то нестандартные вопросы. Я стараюсь спросить что-нибудь такое неожиданное, а то все время „какие ваши впечатления“ или „что вы думаете о том-то, о том-то“. Это ж не вопросы».

В редакции всегда знают: Владимир Петрович сделает интересный и отнюдь не короткий сюжет даже из самого унылого события. За 35 лет в профессии он не потерял главного — способности удивляться и заражать этим зрителя.

Владимир Кондратьев, обозреватель: «Должен ли корреспондент высказывать свое отношение к происходящему на экране? Ведь считается, что зритель и так умный. Я, конечно, считаю зрителей умными, но корреспондент все-таки в той плоскости, где он действует. Он немножко опытнее и поумнее даже зрителей и что-то может им посоветовать».

Когда Кондратьеву говорят «другие в ваши годы уже в начальниках», он отшучивается: мол, подвижный образ жизни полезнее для здоровья. И добавляет уже серьезно: «Я лучше буду делать то, что люблю».

На кадрах из Давоса четырехлетней давности не видно, что Владимир Петрович еле превозмогает боль: за несколько минут до съемки он сломал руку. Но отказаться от эпизода — значит признать поражение. Вот он и не сдается.

И в офисе, и на выезде его окружают, как правило, более молодые коллеги, но мало кто из них способен вот так «гореть» на работе.

Новости партнеров

    НТВ в социальных сетях