• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 381
    • 0

    Трудности перевода: шутка Путина не дошла до адресата

    Трудности перевода: шутка Путина не дошла до адресата
    • Трудности перевода: шутка Путина не дошла до адресата
    • Кремль одержал победу: как на Западе оценили встречу Путина и Байдена
    • Издевавшуюся над дочерью жительницу Казани отпустили под подписку о невыезде
    • В Нью-Йорке сгорела огромная рождественская ель
    • Как подземные хранилища газа помогают утеплиться зимой
    • Глава РФПИ: признание «Спутника» в мире уже состоялось
    • Тренер Татьяна Тарасова — о Плющенко, Рудковской и Гном Гномыче
    • «Вписка удалась»: в Сети обсуждают секс-видео с 15-летней школьницей на вечеринке
    • Эксклюзивное видео с дня рождения дочери Киркорова

    Владимир Путин вновь стал главным мировым ньюсмейкером. Накануне германского саммита «большой восьмерки» российский президент ответил на вопросы журналистов ведущих изданий стран G8. Путин высказался практически по всем самым острым вопросам — как российским, так и международным.

    Поделитесь этой новостью

    Владимир Путин вновь стал главным мировым ньюсмейкером. Накануне германского саммита «большой восьмерки» российский президент ответил на вопросы журналистов ведущих изданий стран G8. Путин высказался практически по всем самым острым вопросам — как российским, так и международным.

    Глава государства пригрозил Западу ответить на размещение американской ПРО в Европе, пообещал прекратить одностороннее разоружение России, рассказал о своем отношении к демократии и о планах на будущее после президентских выборов 2008 года.

    Кроме того, президент вспомнил анекдот времен своей молодости, актуальный и сейчас. Корреспондент НТВ Роман Соболь выбрал самые важные и интересные заявления.

    Интервью с лидерами «большой восьмерки» накануне саммита — это своего рода разведка. Иностранные журналисты, а через них политики — участники будущих переговоров — пытаются выяснить, с какими предложениями и с каким настроением едут на саммит президенты разных стран.

    В свою очередь для главы государства общение с прессой — это возможность сосредоточить внимание на нужных вопросах, подготовить почву перед саммитом.

    Где-то акценты совпали. Первый вопрос, заданный Владимиру Путину, касался ухудшения отношений России и Запада. Немецкий журналист решил вспомнить «холодную войну».

    Российского лидера эта тенденция, безусловно, волнует, поэтому он отвечал развернуто и эмоционально.

    «Не стоит использовать в международных делах терминологию, характеризующую отношения между людьми, особенно в медовый месяц», — заявил президент. Но некоторым мировым лидерам стоило бы сопоставлять свои интересы с интересами других стран.

    Владимир Путин: «Мы вывели за Урал с Европейской части России все наши тяжелые вооружения. Мы на 300 тысяч сократили наши вооруженные силы. Мы предприняли и другие необходимые шаги. Но что мы увидели в ответ?

    Восточная Европа наполняется новыми вооружениями, создаются две новые военные базы в Румынии и Болгарии, появляется локатор в Чехии и ракетные системы в Польше».

    Абсурдны объяснения, будто новые радары нацелены на иранские ракеты, поскольку таких ракет не существует. А вот ядерный потенциал США укрепится, и система ПРО затронет российскую территорию вплоть до Урала.

    Владимир Путин: «Мы тогда слышали от наших партнеров такие слова: ничего страшного, мы же не враги, мы против друга работать не будем. Мы вас предупреждали, и поэтому имеем право послать ответную шайбу.

    В случае размещения систем противоракетной обороны в Европе с нашей стороны будут предприняты ответные шаги. Мы вынуждены будем обеспечивать свою безопасность».

    Иллюзия защищенности может спровоцировать конфликт, даже ядерную войну. «Сложность состоит в том, что некоторые страны полагают, будто их мнение и является истиной в последней инстанции», — подытожил президент.

    Владимира Путина также спрашивали о выдаче Великобритании подозреваемых по делу Литвиненко. Ответ президента: Конституция не разрешает, да и веских обоснований нет.

    Встречу с иностранной прессой разделили на две части. Во второй телекамер уже не было, и разговор перешел к личному. Представителей СМИ интересовало, что будет после г-н Путин после 2008 года?

    Владимир Путин: «Абсолютно точно, что я буду работать. Согласно действующему российскому законодательству, я еще не достиг пенсионного возраста, поэтому сидеть дома, как у нас говорят, бить баклуши, было бы просто нелепо.

    Однако мне пока не хотелось бы говорить, чем именно я буду заниматься. Мои высказывания могут взбудоражить общественное мнение, а мне бы этого не хотелось. Многое будет зависеть от того, как будет складываться политический процесс в России в конце текущего и начале следующего года».

    Пожалуй, впервые Владимир Путин не исключил возможности изменения в Конституции сроков президентских полномочий. По мнению главы государства, 4 года — это слишком мало, лучше 5 или 7 лет, но это в будущем.

    Президенту задавали вопросы с «двойным дном». Например, считает ли он себя демократом чистой воды? В подтексте угадывалось: западные СМИ часто упрекают Россию в нарушении прав и свобод.

    Путин парировал немедленно: после смерти Махатмы Ганди абсолютных демократов не осталось, а в Америке и Европе демократия тоже не идеальна. Журналисты рассмеялись, согласившись с мнением, что Ганди действительно был почти непогрешим.

    А вообще к интервью Путина за рубежом отнеслись слишком серьезно. Говоря о влиянии США, президент вспомнил анекдот. В Восточной Германии шутили: как узнать, какой телефон стоит на столе Хонеккера для связи с Москвой? Ответ: тот, у которого есть прибор только для того, чтобы слушать. По мнению российского лидера, также дела обстоят с НАТО, только связь осуществляется не с Москвой, а с Вашингтоном.

    Сегодня этот анекдот обсуждали в штаб-квартире альянса в Брюсселе и едва ли не с обидой признавали: да, на столе генсека НАТО Ян де Хооп Схеффера есть один аппарат спецсвязи, но связь эта все-таки не с Вашингтоном, а с Москвой — напрямую с Министерством обороны России. Шутку поняли слишком буквально, возможно, из-за сложности перевода.