Ленинградскому энтомологу в блокаду удалось спасти редкую коллекцию бабочек