Кондолиза Райс раскрыла карты

Кондолиза Райс раскрыла карты.

НТВ.Ru: новости, видео, программы телеканала НТВ
Москва и Вашингтон на минувшей неделе настраивались на активизацию диалога по очень сложным вопросам. Дело в том, что мнения сторон по некоторым темам расходятся. Речь идет о ситуации вокруг Косова, ядерной программе Ирана и планах по размещению элементов американской ПРО в Европе.

Было заявлено, что США и Россия услышали аргументы друг друга, но минимизации разногласий пока не достигли. А в чем, собственно, проблема? Корреспондент НТВ Андрей Черкасов спросил об этом одну из самых влиятельных женщин в мире — главу американского Госдепа Кондолизу Райс.

Андрей Черкасов, корреспондент НТВ: «Госпожа секретарь, на прошлой неделе Конгресс США не поддержал инициативу вашей администрации по ПРО и сократил бюджетные ассигнования. Конгресс также выступил против строительства военной базы в Польше и заявил, что Вы должны учесть мнение Москвы. Если вашим конгрессмены не считают необходимым финансировать такой план Белого дома, то почему русские должны с ним соглашаться?»

Кондолиза Райс, государственный секретарь США: «Необходимость системы ПРО понимается американским народом, люди хотят чувствовать себя защищенными. Это оборонительные системы, они не угрожают никому.

Что касается финансовых вопросов, то дискуссии по бюджету и бюджетные войны происходят в Конгрессе по поводу любой новой системы. Но я уверена, что мы получим достаточное финансирование. И, конечно, мы учитываем мнение Москвы — мнение наших союзников. Но, в конце концов, президент США обязан обеспечить безопасность своего народа, и такие системы помогут это сделать».

Корреспондент: «Ситуация в Косове породила серьезные разногласия. Россия может воспользоваться свои правом вето в Совете безопасности ООН. Удалось ли о чем-то договориться?»

Кондолиза Райс: «Резолюция Совета безопасности, кстати, не настаивает на независимости Косова. Она предполагает, что такая независимость возможна, но там нет строчки о том, что Косово будет независимым государством.

Мы делаем все возможное, чтобы и российская сторона поняла, что существуют четкие и серьезные гарантии для сербского меньшинства. Мы сделаем все для того, чтобы люди поняли: Косово является исключительным случаем, и этот прецедент никак не повлияет на другие страны».

Корреспондент: «Когда в России речь заходит о Косове, невольно напрашивается сравнение с ситуацией в Абхазии и Южной Осетии. Вы таких параллелей не видите?»

Кондолиза Райс: «Международное сообщество, к примеру, европейцы и представители США понимают, что обстоятельства отличаются. Косово — это исключительным пример. Абхазия и Южная Осетия являются частью Грузии, и мы также поддерживаем территориальную целостность Грузии».

Корреспондент: «24 мая истекает срок, отведенный Ирану для выполнения требований международного сообщества. Что стоит ожидать со стороны США, когда срок истечет. Считаете ли вы, что Иран как независимое государство имеет право на собственную мирную ядерную программу?»

Кондолиза Райс: «Иран, конечно же, обладает правом на развитие мирной атомной программы. Мы не обсуждаем вопрос мирного использования атомной энергии, мы говорим об обогащении урана, которое может привести к производству военного оружия.

В настоящее время у МАГАТЭ есть вопросы, на которые, к сожалению, пока не получены ответы от иранского правительства. Соединенные Штаты и Россия работают по этому вопросу вместе с европейской тройкой — Францией, Великобританией и Германией, а также с Китаем.

Мы разработали план, который был предложен Ирану. Если он будет принят, и Иран прекратит обогащение урана, в этом случае Исламская Республика получит различные льготы в области торгового сотрудничества, коммерции, а также поддержку в гражданской атомной энергетики.

Могу сказать, что Соединенные Штаты и Россия работали вместе очень тесно по этим вопросам. Мы продолжим консультации, если Иран откажется от выполнения обязательств».

Корреспондент: «Вернемся к договору об обычных вооруженных силах. Госпожа секретарь, вы согласитесь, что Европа начала 90-х годов (когда был подписан этот договор) и Европа 2007 — два разных мира.

Вы устанавливаете новые системы ПРО, увеличиваете контингент своих войск, Румыния и Болгария — последние примеры. Вы проводите политику, исходя из национальных и стратегических интересов США в этом регионе. Почему Россия должна ограничивать себя этим договором, а не брать пример с вас?»

Кондолиза Райс: «Договор об обычных вооруженных силах в Европе очень важен. Он предусматривает определенные обязательства. Конечно же, сейчас мы живем в совершенно ином мире, отличающемся от 1991 года. Однако мы считаем, что существуют определенные рамки, которые установил этот документ.

Мы также уверены, что все вопросы, которые существуют у России, должны быть рассмотрены. Это произойдет на специальной конференции в скором времени».

Корреспондент: «Командующий американским агентством по ПРО генерал Генри Оберинг пару месяцев назад обмолвился, что среди стран участниц системы ПРО может быть одна из кавказских стран, так как там планируют поставить еще один радар. Страну Генри Оберинг не назвал, но все предположили, что это Грузия. Насколько Грузия и Украина близки к вступлению в НАТО

Кондолиза Райс: «НАТО является организацией, которая приветствует абсолютно все демократические страны и новых кандидатов. Тем не менее для того, чтобы стать членом этой организации, необходимо выполнить определенные требования, связанные с реформами.

Также необходимо, чтобы и народы этих стран поддерживали вступление в НАТО. А что касается других мест для установления элементов системы ПРО, то вы знаете, что пока мы ведем переговоры только с Чехией и Польшей».

Корреспондент: «В последнем докладе Госдепа США Ваше ведомство открыто призналось, что намерено финансировать программы и неправительственные организации, способные повлиять на ход парламентской и президентской кампаний в России.

Объясните, что означают такие заявления? Стоит ли России беспокоиться? Стоит ли говорить о вмешательстве Соединенных Штатов во внутренние дела нашей страны?»

Кондолиза Райс: «Россия сама должна решать, кто будет заседать в вашем парламенте, а также кто станет следующим президентом. Мы же пытаемся помочь развитию гражданского общества в России.

Мы помогаем организациям, занимающимся проблемами инвалидов, или экологическим органам. Вы не услышите комментариев от США о том, кто должен выдвигаться на главный руководящий пост, и тем более о том, кто должен победить».

Корреспондент: «На прошлой неделе все были свидетелями непростых отношений между Таллином и Москвой. США и ЕС поддержали позицию Эстонии и критиковали России. В Америке проблем с памятникам нет, памятник генералу Ли из южной конфедерации в целости и сохранности.

У англичан памятник Кромвелю стоит напротив Вестминстера, в Берлине и Вене стоят памятники советским солдатам. Как вы считаете, стоит ли свергать монументы и переписывать историю Второй мировой войны?»

Кондолиза Райс: «Во-первых, никто не может переписать историю. Никто не может перечеркнуть те жертвы, которые понес Советский Союз. Я специалист по этому периоду русской истории, и я уверена, что никто не отрицает ни мужества, ни храбрости российского и советского народа.

Сейчас вы окружены независимыми государствами, которые сами принимают решения, как относиться к истории. В то же время важно не использовать историю для разжигания розни между людьми. Я — американка, роилась в стране с непростой историей. Вот Вы упомянули генерала Ли. Если бы он выиграл гражданскую войну, мои предки так и остались бы рабами. Я понимаю, как порою тяжело мириться с историей».

Корреспондент: «Последний вопрос, если позволите. Он касается предстоящих выборов в Америке. Со стороны демократов свою кандидатуру выдвинула госпожа Клинтон. Все сейчас говорят о том, что эта кампания должна иметь женское лицо. Вы же знаете, что можете стать прекрасным кандидатом от республиканцев. Почему бы не попробовать?»

Кондолиза Райс: «У меня нет таких планов, я не собираюсь баллотироваться. Могу вам сразу сказать, что я даже не рассматриваю этот вопрос. Хотите, я скажу вам, чем я люблю заниматься. Мне нравится быть госсекретарем, и я думаю, что за последние 18 месяцев этой администрации мы сможем достичь всего, что запланировали.

Я буду заниматься вопросами израильско-палестинского конфликта. Я надеюсь, что мы сможем помочь народам Ирака и Афганистана стабилизировать свою молодую демократию.

Я также рассчитываю, что Россия и Соединенные Штаты смогут установить институциональные основы и фундаменты по вопросам нераспространения и борьбы с глобальным терроризмом. Могу вам сказать, что ближайшие 18 месяцев будут очень-очень напряженными. После этого я вернусь в Стэнфорд».

Корреспондент: «То есть Вы готовы вновь преподавать?»

Кондолиза Райс: «Я продолжу преподавать и буду писать. Надеюсь, что я смогу вновь, как в старые времена, почаще и подольше бывать в России».

НТВ в социальных сетях