• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

Глава Минтранса рассказал в эфире НТВ о пилотах-гастарбайтерах и авиахламе

Глава Минтранса рассказал в эфире НТВ о <nobr>пилотах-гастарбайтерах</nobr> и авиахламе

Какие меры принять, чтобы гарантировать безопасность полетов? Перетряхнуть рынок перевозчиков? В помощь ли тут вал предложений от законодателей, одни из которых предлагали запретить ввоз в Россию «авиахлама», а другие — воссоздать Министерство гражданской авиации.

1920
0
Поделитесь этой новостью

Об этом программа «Итоговая программа» поговорила с главой Минтранса Максимом Соколовым.

Кирилл Поздняков, ведущий «Итоговой программы»: «Максим Юрьевич, вы знаете, такое ощущение иногда создается, что серьезный разговор о проблемах гражданской авиации начинается тогда, когда происходит очередная катастрофа. И вот сейчас тоже вал различных предложений. Одно из этих предложений поступило буквально на днях. Это запретить ввоз в Россию авиахлама. Что вы по этому поводу думаете?»

Максим Соколов, министр транспорта РФ: «Такого нормативного или правового понятия в принципе не существует. Есть понятие лётной годности. И каждое судно вне зависимости от возраста обладает этим сертификатом лётной годности. Вводить какие-то запреты в отношении предельного срока службы самолетов или их эксплуатации экспертное сообщество считает преждевременным или по крайней мере не соответствующим мировой практики».

Кирилл Поздняков: «А вот насколько четко ныне имеющийся регламенты могут определить, опасна машина или не опасна, имеет смысл ее брать в лизинг или не имеет, если она уже побывала в каких-то передрягах серьезных?»

Максим Соколов: «Эта процедура достаточно четко регламентирована нашими авиационными правилами. И если говорить конкретно о данной катастрофе, то пока нет никаких объективных данных считать, что она произошла именно по техническим причинам. Сегодня наши требования по авиационной безопасности полностью соответствуют международным стандартам.

Более того, как раз в этом году вступили поправки в Воздушный кодекс, которые дали государственным органам все полномочия следить уже за системой управления безопасностью полетов, которая была введена авиационными правилами как раз в прошлом году. Эта система оценивает риски, которые существуют в компании и которые могут быть в дальнейшем при эксплуатации их авиационного парка.

И уже в этом году, к примеру, Росавиация лишила сертификаты эксплуатанта шесть авиакомпаний, а у пяти авиакомпаний этот сертификат был приостановлен. И вообще рынок компаний и их количество за последние несколько лет сократилось более чем в 3 раза. 122 компании всего лишь. А совсем недавно после развала Советского Союза их было почти 400».

Кирилл Поздняков: «Этот процесс будет продолжен?»

Максим Соколов: «Безусловно. И здесь изменения курса не будет».

Кирилл Поздняков: «Еще один вопрос по следам казанской катастрофы. Вы знаете, сейчас заговорили о том, что нужно, может быть, более жестко прописать ответственность владельцев, менеджеров авиакомпаний с воздушными судами, в которых происходят чрезвычайные происшествия и трагедии. Вы как к этой идее относитесь?»

Максим Соколов: «Что касается ужесточения ответственности, у этой медали всегда есть две стороны. Но то, что это заслуживает обсуждения, тем более в сегодняшней обстановке, это совершенно очевидно».

Полная версия интервью — в материале НТВ.