• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

Единственный в стране детский онкоцентр закрывается из-за квот Минздрава

Единственный в стране детский онкоцентр закрывается <nobr>из-за</nobr> квот Минздрава

Через несколько месяцев из-за недостаточного финансирования на государственном уровне может остановиться работа Российского онкологического центра имени Димы Рогачёва.

5705
8
Поделитесь этой новостью

О том, какая парадоксальная и тревожная ситуация сложилась вокруг крупнейшего в стране и в мире российского онкологического центра имени Димы Рогачёва, стало известно на минувшей неделе.

В новом Федеральном центре детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачёва сегодня делают больше всего в мире операций по пересадке костного мозга у детей. Больше 80% детей, больных лейкозом, выздоравливают. До сих пор врачи Центра старались не говорить о том, что уже в октябре работа клиники может остановиться. Но если не принять экстренных мер, финансирование прекратится.

Квоты на лечение заканчиваются слишком быстро. Главный врач Центра Галина Новичкова уже несколько раз обращалась в Минздрав за дополнительным финансированием. Без него осенью центр, на строительство и оснащение которого государство потратило около 12 миллиардов рублей, просто встанет.

Даже при самых современных технологиях и методиках лечения борьба с раком длится долго — от шести месяцев до нескольких лет. И стоит очень дорого. Трансплантация от неродственного донора — очень сложная процедура. Цена одной пересадки костного мозга в Федеральном центре гематологии от 100 тысяч долларов. В Европе — от 150 тысяч евро. Для пациентов центра — а сюда привозят детей с наиболее сложными случаями со всех регионов страны — лечение абсолютно бесплатное. До тех пор, пока не закончится квота.

Галина Новичкова, главный врач Федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Д. Рогачёва: «Здесь лечим тысячи, тысячи пациентов, смертельно больных. Большая часть из них выздоравливает и уезжает. Мы видели, как это работает в мире, и мы попробовали организовать так же. Это не вписывается в наши российские какие-то стандарты, рамки и правила».

Как так могло получиться, что тысячи детских жизней оказались под угрозой, и почему чиновники из Минздрава отмалчивались, разбирался корреспондент НТВ Алексей Поборцев.