• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 119
    • 0

    Ходорковский: «Хотите меня посадить — надо сажать» 16+

    Как сообщают корреспонденты НТВ, все минувшие выходные продолжались обыски в помещениях подмосковного лицея, подведомственного компании «ЮКОС». 16+

    Поделитесь этой новостью

    Как сообщают корреспонденты НТВ, все минувшие выходные продолжались обыски в помещениях подмосковного лицея, подведомственного компании «ЮКОС». В понедельник представители нефтяного гиганта дали пресс-конференцию.

    В офисе нефтяной компании говорили в основном о детях… Все попытки журналистов перевести пресс-конференцию в политическое русло и добиться от Михаила Ходорковского резких заявлений успехом не увенчались. Он ясно дал понять лишь одно: кто бы ни оказывал на него давление, и чего бы от него ни пытались добиться, визит автоматчиков на территорию детского учреждения выходит и за рамки закона, и за грани морали.

    По словам участников пресс-конференции, улов следователей, мягко говоря, невелик. Они изъяли кое-какую переписку. В числе прочего — бумаги, посвященные строительству прачечной. А что касается злополучного сервера, стоявшего несколько лет назад в «ЮКОСе», а потом перевезенного в «Подмосковный», то Ходорковский уверен: ничего интересного для себя следователи там не найдут:

    «При сегодняшних компьютерных носителях что-то хранить в старых серверах, которые устанавливаются детям после списания, смысла нет».

    Наталья Кабецкая, завуч лицея «Подмосковный», рассказывает об обыске со слезами на глазах. По ее словам, после ухода автоматчиков к детям пришлось вызывать психологов. Многие ученики находились на грани тяжелейшего нервного срыва. Теперь дети боятся, что лицей, ставший для них родным домом, могут закрыть.

    По словам Кабецкой, сейчас в интернате 120 воспитанников. Это сироты, социально неустроенные мальчики и девочки и дети военных и пограничников. У одних родителей не было никогда, у других отцы погибли в «горячих точках», а у третьих служат там, где о школах вообще никто не слышал.

    Обычно сдержанный Михаил Ходорковский на этот раз был просто возмущен. Он заявил, что не может понять сотрудников Генпрокуратуры, которые не останавливаются уже ни перед чем. Даже если у следователей есть претензии к «ЮКОСу», это не повод проводить подобные показательные акции в детском учреждении.

    Тем не менее глава «ЮКОСа» говорит, что еще верит в торжество закона. Он уверен: если все дела будут слушаться в открытых судах, обвинение не сможет доказать ровным счетом ничего:

    «Так не играют. Даже если нет доказательств, и даже если речь идет о погонах, есть все-таки черта, перед которой стоило бы остановиться».

    В заключение Михаил Ходорковский сказал: он не собирается скрываться от следствия или бежать из России, превращаясь в добровольного политэмигранта. Что бы ни случилось, он будет жить и работать здесь:

    «Я вполне доступен. Я не собираюсь становиться политэмигрантом. Если задача стоит меня выпихнуть из страны или посадить, тогда надо сажать. Потому что я политэмигрантом не буду».