• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Призер «Золотой маски» переосмысливает Гоголя

    Призер «Золотой маски» переосмысливает Гоголя

    В Петербурге представляют спектакль «Шинель. Dress Code» в постановке новосибирского режиссера Тимофея Кулябина.

    490
    0
    Поделитесь этой новостью

    Обладатель «Золотой маски» Тимофей Кулябин — режиссер из Новосибирска — решился на эксперимент в Петербурге. Его спектакль «Шинель. Dress Code» — это полное отсутствие классической петербургской гоголевской атмосферы. А главный герой — полная противоположность Башмачкину. Этот Акакий Акакиевич, хотя и рослый, но умудряется сохранить при этом переживания маленького человека.

    Корреспондент НТВ Павел Рыжков побывал на генеральном прогоне.

    Так, возможно, начинается утро государственных служащих. Вот только длинные сюртуки вместо современных деловых костюмов вряд ли где-нибудь носят. Авторы столь необычной постановки гоголевской «Шинели» не стали уточнять время действия, но прибавили к названию два слова по-английски «Dress Сode».

    В театре «Приют комедианта» называют спектакль театрализацией петербургской повести Николая Васильевича Гоголя. Это петербургский дебют молодого новосибирского режиссера Тимофея Кулябина. Впрочем, уже отмеченного премией «Золотая маска» за спектакль театра «Красный факел» «Макбет».

    Тимофей Кулябин придумал оригинальную концепцию инсценировки. Из гоголевской «Шинели» вышла вся отечественная литература, а в недрах николаевских департаментов, где служил Акакий Акакиевич, укрепилась родная бюрократия. Но у режиссера все тоньше: сложившаяся система ценностей исследуется через личность.

    Тимофей Кулябин, режиссер-постановщик: «Я думаю, что здесь мы вряд ли каким-то образом пытаемся провести параллели николаевской, путинской или какой-либо еще России. Мы, скорее, пытаемся понять, как изменилась или меняется система нравственных ценностей, стереотипов, стандартов, клише восприятия того или иного события, человека или личности».

    Самая непростая задача стояла перед художником постановки. Ему предстояло создать сценографию некого странного пространства на двух десятках метров — столько занимают подмостки. Белый кабинет и никакого чиновничьего круга, никакой атмосферы гоголевского Петербурга. Полки как будто из бутика, только вместо брендовых безделушек — стопки дел.

    Олег Головко, художник-постановщик: «Департамент, который уничтожает любую информацию. Ее накопилось такое количество, что, собственно говоря, главная задача гуманитариев не пополнять информационное после, а уничтожают бумаги во фредере».

    В этом бюро все-таки присутствуют шинели, но постановщики сделали их одноразовыми.

    Олег Головко, художник-постановщик: «Один день работают, выбрасывают. Тут вообще все одноразовое: одноразовая посуда, одноразовые напитки. Выпивают, выбрасывают. Такой мир недалекого будущего».

    Для такого мира просто необходимо было ввести того, кто убирает мусор. И Тимофей Кулябин вывел на сцену уборщицу, которая дополнила гоголевских персонажей. В этом созданном фантазией авторов мире Акакий Акакиевич совсем не похож на гоголевского.

    Внешность Романа Агеева никак не сходится с портретом, данным классиком. Не рыжеват, нет лыжины на лбу и не низенький, а, наоборот, рослый. Но у этого Башмачкина тоже есть своя конторка — переносная. И сюжет закручивается по-гоголевски. Прохудилась старая шинелька, а значит, проблема беспомощного человека должна задеть зрителей и сегодня.