• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 1164
    • 0

    Родные жертв тренингов-сект рассказали, как спасали их

    Родные жертв тренингов-сект рассказали, как спасали их
    • Родные жертв тренингов-сект рассказали, как спасали их
    • Украинские снаряды попали в корпус университета и на территорию детского сада в Донецке
    • Семья избитого хоккеиста Ермишина недовольна решением суда
    • Небензя отказался слушать «желчное красноречие» постпреда Украины на СБ ООН
    • Празднования болельщиков Марокко в Брюсселе завершились столкновениями с полицией
    • «Чувства переполняют»: освобожденные российские военные провели в украинском плену 8 месяцев
    • Видео с места ДТП с 16 погибшими в ДНР
    • Минобороны РФ показало работу бронепоезда в спецоперации
    • На аэродроме в Курске после атаки беспилотника загорелся нефтенакопитель

    Каждый год к врачам-психиатрам, следователям и священникам приходят люди, которые отчаянно пытаются найти выход для своих близких и вернуть родных из секты-тренинга в семью.

    Поделитесь этой новостью

    Вадим Розенфельд, религиовед Российской ассоциации центров изучения религий и сект: «Я принимал потерпевших два раза в неделю. Раньше это касалось в основном молодежи: то есть приходили родители, либо супруги. Сейчас удивительная тенденция, несколько случаев подряд, когда приходят дети. И говорят: мои родители оказались, допустим, у Кламбета, начинают рассказывать ужасные совершенно вещи».

    У нефтехимика Сергея Иванова из Башкирии было двое детей и жена. Но когда возник небольшой кризис в семейных отношениях, женщина от подруг узнала об организации «АктивРост», где помогают, делают из обычного человека «просветленную личность». Жена взяла кредит в банке и исчезла почти на 3 месяца. А когда вернулась, семью больше не замечала. Сергей пытался вытащить жену из секты всеми силами, убеждал, кричал, умолял. Он узнал имя главного виновника разлада в семье — тренер Сергей Кламбет. В отчаянии хотел пойти разбираться по-мужски, но в последний момент передумал.

    Сергей Иванов: «Если честно, я просто был раздавлен всем этим, я просто не знал, что делать, пока не встретил одного человека, который дал хороший совет: нужно терпение, любовь, а давлением — бесполезно, она просто обратно уйдет».

    Достучаться до сердца жены он так и не смог.

    Сергей Иванов: «Ждем, как говорится, время, терпение, любовь, только на это и надеемся».

    Вадим Розенфельд: «Для этого очень много нужно труда, но нужно сохранять отношения, какие бы они ни были, с каким бы ни было человеком. Если ваш близкий, не приведи Господи, чем-то заболеет, вы же не бросите его. Это та же болезнь, с этим нужно жить».

    В семье из Ростова-на-Дону от психокульта с названием «Игра жизни» пострадали сразу двое братьев. Денис угодил туда сам. У второго брата Евгения сектантскими играми увлеклась жена. Ульяна решила пойти на курсы, чтобы привлечь больше клиентов к семейному бизнесу. Но получилось наоборот. Ее так и не удалось вытащить из «Игры жизни». И муж развелся с женщиной, чтобы та не зомбировала детей.

    Евгений Ем: «Если честно, я перестал доверять этому человеку. Это длилось два года. Я пытался достучаться до нее, но не получилось.  Мы пытались вытащить ее через родственников. Но было уже поздно, потому что уже все ее близкие родственники зашли туда». 

    После выхода из секты у пациентов наблюдаются симптомы, схожие с наркотической ломкой.

    Ольга Овчинникова, бывшая участница тренингов личностного роста: «Долгая и упорная началась реабилитация себя. Сначала я думала, что это было месяц-два-три, потом поняла, что нет, это приблизительно был год. И это на самом деле страшно. Потому что люди реально сходят с ума. Когда вы уже оттуда уходите и общаетесь с теми, кто там, вы видите, какие у людей стеклянные глаза, какие они ненормальные. И я такая была».

    Эльвира Аглиулина пришла на тренинг «Академия жизни» за поддержкой. Полгода хватило, чтобы осознать: с ней происходит что-то ненормальное.

    Эльвира Аглиулина: «Я ушла. И когда я приехала домой, естественно, меня накрыла депрессия жуткая. Ты настолько прирастаешь корнями к этой команде, что у тебя, когда ты оттуда уходишь, наступает пустота. Потому что за эти шесть месяцев сначала они создают искусственно этот позитив в твоей жизни, а когда ты оттуда уходишь, у тебя ни команды, ощущение пустоты, что ты осталась одна, всё, мир рухнул, больше хорошего ничего не будет. На нервной почве у меня произошел гормональный сбой. И я оказалась в больнице».

    Александр Дворкин, профессор религиоведения Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета: «Нужно иметь волю, не поддаваться групповому давлению. И помнить, что все-таки в данном случае ваша жизнь, ваша душа — это главное».

    Жена Дмитрия Епихина из Волгограда увлеклась какими-то курсами. Муж не вникал, пока однажды та не потребовала: «Ты тоже должен туда ходить». Тренинг назывался «Игра жизни».

    Дмитрий Епихин: «Что Ксению нужно спасать, я понял в принципе уже на первых занятиях. Я посмотрел, как она в жизни себя ведет, в семье, и как она там себя ведет. Поведение намного различалось. Там настолько счастье заполняло ее жизнь, было немного непонятно, что за состояние. Пришлось спасать ее разговорами, показывать, что здесь, в семье, она важнее, чем где-либо. Хотя у нее на тот момент, безусловно, были мысли совсем противоположные. Она думала, что, находясь там, спасает Вселенную, помогает ей. Это было очень больно и страшно».

    У Дмитрия получилось. Медленно, терпеливо, аккуратно он все же вытащил жену из секты.

    Ксения Епихина: «У меня ощущение было, что меня выдернули из сказки, поместили в серый ящик какой-то. И были мысли о суициде. Я долго боролась, наверное, мы с мужем месяца два боролись. Через два месяца у меня мысли о суициде прошли. Через полгода стало легче. И отголоски тренинга у меня были еще года три, наверное».

    Вадим Розенфельд: «Ни в коем случае никакой ссоры, никакой агрессии, сохраняйте отношения. Даже если этого человека не удается вытащить сразу. Нет волшебной таблетки, к сожалению».

    Тех, кто сумел самостоятельно выбраться из трясины, немного. Зато желающих нырнуть туда с каждым годом меньше не становится. И для всех страждущих старательно готовят новые чудо-тренинги.