• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Украинские беженцы в Европе могут стать жертвами торговцев людьми

    Украинские беженцы в Европе могут стать жертвами торговцев людьми
    • Украинские беженцы в Европе могут стать жертвами торговцев людьми

    Проблему с размещением бежавших из зоны боев украинцев власти разных европейских стран пытаются решать по-своему. В Великобритании тем, кто разместит у себя дома беженцев с Украины, обещают платить по 350 фунтов в месяц. По такому же пути хотят пойти и в Эстонии — там предлагают выплачивать по 200 евро всем, кто бесплатно приютит украинцев минимум на полгода. Скорого разрешения украинского кризиса уже никто не ждет. В Евросоюзе раздаются голоса тех, кто предупреждает: скоро это новое «великое переселение народов» может оказаться для Запада куда большей проблемой, чем Россия и Путин.

    Поделитесь этой новостью

    Многие из украинских беженцев добирались до Польши больше недели. Надписи «Не прислоняться» на дверях вагонов выглядят как грустная шутка — поезда идут забитые до отказа. Прибывших размещают в пустующих помещениях спортивных площадок и торговых центров, а кого-то и вовсе в театрах.

    Но чаще всего сначала люди попадают в палаточные лагеря. Здесь готовят под открытым небом. Здесь лежат горы собранных для беженцев вещей, в которых Татьяна из Киева пытается найти что-нибудь для ребёнка.

    В Евросоюзе сейчас почти 4 миллиона беженцев. После Польши многие едут дальше — в Германию. Светлана хочет вернуться домой — если не в сам Харьков, то на Украину. Но путь сюда был очень тяжелым, а каким будет обратный?

    Светлана, беженка с Украины: «Я добиралась из Харькова трое суток. Самый тяжелый этап был на границе Украина — Польша, потому что было очень много людей. Я с тремя детьми простояла 10 часов. Потому что очень большой наплыв беженцев».

    На этом фоне глава МВД Германии Нэнси Фезер в интервью заявляет о возрастающей опасности торговли людьми.

    Нэнси Фезер, министр внутренних дел ФРГ: «Каждый, кто пытается использовать бедственное положение беженцев, должен знать, что на такие действия мы будем реагировать со всей жесткостью закона».

    Немецкие СМИ проводят эксперимент. Журналистка выдает себя за молодую украинскую беженку, которой нужна помощь. Ее обещает приютить местный житель. Вот их переписка.

    — Привет! Ты ищешь комнату?
    — Да, пожалуйста!
    — Но у меня только одна кровать. Это не проблема для тебя? Мы потом дома примем душ вместе?

    На вокзалах в Германии полиция сейчас борется и с представителями легального здесь бизнеса — борделей.

    Вальдемар Гердт, депутат Бундестага: «Им нужны работники, а сейчас приезжают отчаявшиеся люди, которые ищут любую помощь, и эти беспринципные преступники пользуются этим. Конечно, мы стараемся сделать все возможное, чтобы защитить наших людей, русскоязычных беженцев».

    Знаменитая своим циничным юмором французская Charlie Hebdo помещает на обложку карикатура, где украинцы представлены дешевой рабочей силой для машины респектабельного француза.

    Владимир Корнилов, политолог: «Что говорить об этом скандальном желтом издании, если солидное Financial Times рисует карикатурки — „А вот у четы Смитта больше украинцев“. Такое уже отношение — как к белым рабам. Теперь будем работорговлей заниматься с рабовладением. Вот у нас больше этих самых рабов, соответственно, нам будут привилегии».

    Депутат Бундестага 19-го созыва Вальдемар Гердт рассказывает о целой сети, зарабатывающей на беженцах огромные деньги.

    Вальдемар Гердт: «За последние 10 лет возникла целая индустрия переправки людей из Сирии, Ирака, Ливии, Афганистана. Они же не сами все сюда приехали, существуют целые мафиозные структуры, которые на этом зарабатывают, и они прекрасно знали об этом. Сейчас они пользуются тем, что на Украине открыта граница, и я не удивлюсь, если 10–20% новоприбывших „украинцев“ вдруг заговорят по-арабски и окажутся совсем не славянской внешности».

    В Мариуполе по гуманитарному коридору выходят сотни и тысячи. Власти Украины против коридоров, ведущих в сторону России. Можно было бы спросить у этих людей, хотят ли они в Россию или на запад, но зачем, если и так понятно: они просто хотят туда, где безопасно.