• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 338
    • 0

    Радиевый институт решает судьбу своего музея, где зарождалось ядерное оружие

    Радиевый институт решает судьбу своего музея, где зарождалось ядерное оружие
    • Радиевый институт решает судьбу своего музея, где зарождалось ядерное оружие
    • МО РФ: ВСУ нанесли намеренный удар по больнице в ЛНР из РСЗО HIMARS
    • Пророк-математик предсказал крах США и победу России в спецоперации
    • Дебоширка из Хакасии жестоко избила юную соперницу
    • «Горжусь, что стал для него отцом»: Иосиф Пригожин — об отношениях с пасынком

    Петербургскому Радиевому институту имени Хлопина исполняется 100 лет. В начале 1920-х его сотрудники занимались решением военных задач. Сейчас же большинство разработок имеют мирный характер и касаются открытий в сфере радиомедицины, радиофармацевтики либо обращения с радиоотходами. А 100 лет назад в здании на Петроградской стороне создавалась отечественная атомная наука. Именно на улице Рентгена сейчас и хранятся артефакты, свидетели тех времен. Однако теперь будущее этого памятного места и атмосферы под вопросом.

    Поделитесь этой новостью

    Помещения, где велись разработки атомной бомбы, уже давно не имеют статус секретных. Сюда регулярно водят экскурсии, а основные научно-производственные мощности перемещены на другую площадку. Здесь же будто замерло время — начало 1920-х, когда тут работали Курчатов, Вернадский, Хлопин. Работали и тут же жили.

    Директор музея Сергей Хлебников, рассказывающий об истории Радиевого института, — последний живой физик, работавший на циклотроне, — прародителе андронного коллайдера. В 1937 году эту машину запустили, чтобы тоже познать строение материи. На нем синтезировали около трех тысяч не существовавших в природе ядер. Когда ускоритель запускали, электричество отключали во всем Петроградском районе.

    Именно на циклотроне были получены первые образцы оружейного плутония. Это было в 1945 году. К созданию первой атомной бомбы институт приступил еще в 1943-м. Среди экспонатов музея есть земля с полигона, где проходили ее испытания. Понятно, что тогда в здании на улице Рентгена коммуналок уже не было, работы строго засекретили. Но дух времени, когда здесь жили, тоже остался.

    В доме с 69 комнатами помещения так и назывались — квартиры- лаборатории. В них работали и жили ученые. Первый этаж стал родиной ядерной физики, второй — радиохимии, третий — геохимии, четвертый — биохимии.

    Квартиру-лабораторию №8 делили жильцы — аспирант и замдиректора по хозяйственной части, и ученые — Вернадский и Хлопин. В их кабинете сохранилась одна из трех библиотек Хлопина. Говорят, чистая. Были еще грязная и очень грязная. Будто для подтверждения здесь же на столике — самый старый в стране радиометр 1920-х годов. Всё это наследие пока не имеет музейного статуса.

    Современный Радиевый институт сейчас описывает экспонаты и намерен до 2025 года перевезти их с Петроградской стороны на основную площадку на 2-м Муринском проспекте. В дальнейшем существующий музей может пройти реновацию либо быть передан городу. Окончательного решения до сих пор нет.

    В здании на Рентгена уже давно не ведутся работы с опасными веществами. Кроме мемориальных помещений остались только обучающие классы и аналитическая лаборатория. Часть пустует. И институт намерен привести дом в соответствие с санитарными нормами и найти квартирам-лабораториям новое назначение. Шансы, что на историческую площадку вернется музей, крайне не определены. А именно сохранение аутентичных вещей здесь — невероятная ценность. Это память места, которую можно потерять.