• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    В действиях Чехии и Болгарии усмотрели попытку построить новый антироссийский блок

    В действиях Чехии и Болгарии усмотрели попытку построить новый антироссийский блок
    • В действиях Чехии и Болгарии усмотрели попытку построить новый антироссийский блок

    В Европе одни говорят о русской угрозе, другие — об усталости от взаимных санкций и необходимости дружить. То есть стороны в любом случае обсуждают именно российский вопрос. И самое главное, чей голос в результате будет услышан.

    Поделитесь этой новостью

    Жосеп Боррель, верховный представитель Европейского союза по иностранным делам: «Наши отношения с Россией сейчас находятся на исторически наиболее низком уровне, и я не могу исключить, что они продолжат ухудшаться. Поэтому в своей политике мы должны руководствоваться тремя словами: взаимодействовать, сдерживать, отталкивать».

    И это не просто ответ на списки невъездных в Россию европейцев, это попытка еврочиновников объяснить, что за игра на выбывание началась в посольствах с подачи чехов и от кого чехи эту подачу получили. Президента Чехии, просто заявившего, что нужно дождаться официальных результатов расследования взрывов во Врбетице, обвиняют в госизмене. Десятитысячная демонстрация в Праге требует его за сомнения судить, в чешском сенате считают, что судить рано, но говорят о том, что заявление вредит расследованию.

    Михаэль Коцаб, бывший министр по правам человека и меньшинствам: «У нас почти получилось выиграть этот бой с Россией. А президент Земан выставил нас перед международным сообществом полными глупцами и даже дураками».

    Контрразведка под микроскопом изучает визит Земана в Таджикистан: у него в делегации был бизнесмен, которого потом таджики попросили допустить двух инспекторов на чешские склады с оружием.

    Томаш Янковский, политолог: «Теперь из этого будут делать огромную шумиху, к которой уже подключили Болгарию. Тут логика проста: Чехия и Болгария — страны, вряд ли ведущие сейчас независимую политику, но зато в них исторически сильны симпатии к России, их нужно разрушить и сделать из них новый антироссийский блок».

    В Болгарии тоже были взрывы на складах с оружием — сразу четыре с 2011-го по 2020 год.

    Бойко Борисов, премьер-министр Болгарии: «Мы работали по этому вопросу задолго до чехов. Только сейчас, когда эта головоломка разложена, понятно, что эти события не были случайны».

    Сиика Милева, пресс-секретарь прокуратуры: «Во всех четырех случаях причины взрывов установлены не были. Во всех четырех случаях боеприпасы предназначались либо для Грузии, либо для Украины».

    Но болгары поступают аккуратнее, чем чехи: они вызывают российского посла, просят помочь организовать контакты с российскими спецслужбами для совместного расследования и высылают только одного дипломата, который приехал всего три месяца назад.

    Майкл Биньон, обозреватель газеты The Times: «Болгария явно хотела бы идти с НАТО в ногу, то есть просьбу не выполнить нельзя, а выполнить — себе дороже. Но она пока пытается усидеть на двух стульях, потому что одновременно покупают партию „Спутника V“ и хотят открыться для русских туристов с самым упрощенным вариантом въезда».

    Томаш Янковский, политолог: «Это напоминает европейский концерт перед Первой мировой. Прибалты, поляки, румыны, словаки — страны зависимые, дрогнувшие под давлением НАТО. Они высылают ваших дипломатов. Немцы молчат — у них бизнес очень глубоко с вами интегрирован. Французы тоже молчат — они попытались в Карабахе сыграть свою партию и поняли, что им не по силам».

    Хайко Маас, министр иностранных дел Германии: «Те политики, которые постоянно требуют новых жестких мер против Москвы, — хитрецы. Необходимо хорошо взвесить все, прежде чем принимать санкции, поскольку в реальности дальнейшие подобные меры будут вряд ли полезны».

    Получается, что сейчас в Европе могут столкнуться две силы: те, кто говорит о необходимости сближения с Россией и страданиях европейского бизнеса, и те, кто говорит о российской угрозе и необходимости любой ценой призвать Россию к ответу. То есть старые консервативные европейцы и новые политизированные.

    Ирада Зейналова