• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 2416
    • 0

    Россия оказалась в кольце политических кризисов

    Россия оказалась в кольце политических кризисов
    • Россия оказалась в кольце политических кризисов

    Кажется, что Россия находится в центре циклона: по ее внешним границам словно проходит грозовой фронт политических кризисов. Тревожно в Молдавии и Белоруссии, штормит в Грузии и Армении. Почти все бывшие республики настроены на большое противостояние.

    Поделитесь этой новостью

    Армения

    В Ереване не прекращаются митинги с требованием отставки премьера страны Никола Пашиняна. Последнее политическое обострение здесь длится уже три недели, против руководства страны выступила армейская верхушка, и оппозиционные митинги перешли в режим нон-стоп. Оппозиция расценивает нынешнюю ситуацию, как еще один шанс сместить Никола Пашиняна. Предыдущие две попытки — в ноябре и в декабре — не удались. И теперь неожиданный бонус в виде поддержки армии. Лидеры протеста так и говорят: армия сделал свое дело, выразила позицию. Теперь — дело за нами.

    Пашинян, как глава правительства, пытается уволить выступившего против него начальника Генштаба, но президент страны, который должен утвердить отставку, от принятия решения уклоняется. А уличные активисты продолжают толкаться с полицией, то у парламента, то у президентского дворца.

    Грузия

    В Грузии тоже зашли в политический тупик. Сюда даже прибыл спецпредставитель Евросоюза Кристиан Даниэльсон, чья миссия так и была определена — быть посредником между грузинскими властями и оппозицией. Конфликт между ними вспыхнул после задержания одного из оппозиционных лидеров Ники Мелии, которого обвинили в организации прошлогодних беспорядков в парламенте. Грузинский спецназ штурмом взял здание возглавляемой им партии «Единое национальное движение». Оппозиция ответила митингами и протестами. Она требует внеочередных выборов в парламент, объявив предыдущие нечестным. При этом, обе стороны дают понять, что все выходит за рамки внутреннего конфликта.

    Саломе Самадашвили, «Единое национальное движение»: «Грузия — непоколебимо прозападная страна. Наш народ сделал свой выбор, что мы должны как можно скорее вступить в Европейский союз и НАТО. А правительство Грузии сделало решительный шаг в сторону от евроатлантического будущего Грузии».

    В игру тут же включился и живущий сейчас на Украине бывший грузинский президент Михаил Саакашвили. На родине он заочно приговорён к шести годам заключения. Но, похоже, именно он, а не арестованный в Тбилиси оппозиционер, вдохновляет революционно настроенные массы, требуя «развернуть фронт по всей Грузии» и вести «наступление, наступление и еще раз наступление».

    В ЕС дают понять, что обеспокоены давлением на оппозицию, а официальные грузинские власти в Брюсселе критикуют. В США пока не спешат выступить на чьей-то стороне, но Вашингтон последние годы почти официально выступал кураторами молодой грузинской демократии. Большие планы на Грузию у США и сейчас: недавно они выступили с инициативой о создании тройственного военного альянса — Грузии, Украины и Молдовы.

    Казалось бы, где Украина с Молдавией, а где Грузия? Все три страны имеют слишком разный военный потенциал. Понятно, что все они так или иначе относятся к Черноморскому региону. Но возможный военный альянс строится явно не только по географическому принципу. Он понятен — вместе три страны могут вместе дружить против России.

    Молдавия

    Если с Грузией и Украиной все понятно — они давно декларируют прозападную и проамериканскую политику, то Молдавия в этой компании появилась не так давно, с избранием на пост президента Майи Санду. Она объявила о стремлении в ЕС и в начале этого года обсуждала планы сотрудничества Кишинёва и НАТО с генсеком этой организации.

    Но у Санду тоже свои внутриполитические неприятности. Вступив в должность в прошлом декабре, она всё ещё воюет с собственным парламентом, где у ее партии нет достаточного количества мандатов, для того, чтобы провести своего кандидата в премьер-министры. Майя Санду пытается назначить досрочные выборы, а ее соперник по президентской гонке, прежний глава государства Игорь Додон, снова ее самый сильный конкурент в борьбе за власть. По закону президент Молдовы не может ни распустить парламент, ни расформировать правительство. Поэтому никаких серьезных рычагов влияния на это у него нет. И фактически Игорь Додон мог бы по-прежнему управлять страной, имея большинство в парламенте. Что он явно и попытается сделать. На днях он объявил, что будет претендовать на пост главы правительства. Кризис осложнятся тем, что молдавская экономика, похоже, почти на грани краха. В Кишинёве выходят на улицы даже не с политическими лозунгами, а с самыми простыми: дайте зарплаты, наши семьи голодают.

    Белоруссия

    В Белоруссии, наоборот, все вроде бы работает стабильно. Как казалось, власти справились с протестами лета и осени прошлого года, но глава местного КГБ вдруг заговорил об угрозах для безопасности страны. Об этом он докладывал президенту Лукашенко, а в интервью белорусскому телевидению даже назвал конкретные даты. В КГБ обещают реагировать максимально жестко.

    Иван Тертель, председатель КГБ Беларуси: «Ближайшая дата — не секрет — это 25, 27 марта. Связано это с так называемым „днем воли“. Если ударяться в конкретику, то мы констатируем. В настоящее время за границей сложилось несколько так называемых политэмигрантских центров, подрывных центров, в которых находятся так называемые „беглецы“».

    Вероятно, в первую очередь речь идет о Светлане Тихановской, которая по-прежнему находится за границей, выступает от лица белорусской оппозиции и пытает организовать международное давление на Александра Лукашенко. Насколько серьезно готовы воспринимать саму Тихановскую, пока неясно. Сейчас она готовит поездку в США, где надеется встретиться с госсекретарем Энтони Блинкеном. Возможно, уверенности Тихановской придает недавнее выступление Блинкена на церемонии чествования активисток всего мира, где он воскресил уже было вышедший из западного политического лексикона неофициальный титул президента Лукашенко — «последний диктатор Европы».

    Впрочем, сам Лукашенко, явно оправившись от тревог, как ни в чем не бывало ездит по завод, а на велосипедном даже шутит: «Если бы у нас была настоящая диктатура, я бы вообще запретил по Минску ездить на автомобиле — только на велосипедах»

    Но последние кризисы в постсоветских республиках явно показывают, что важно не столько то, на чем едут, сколько — куда и кто в действительности за рулем.