• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Политическим кризисом в Армении пытаются воспользоваться США

    Политическим кризисом в Армении пытаются воспользоваться США
    • Политическим кризисом в Армении пытаются воспользоваться США

    Новое стояние на площади в Ереване может превратиться в вопрос российской безопасности. С одной стороны, премьер Пашинян снова требует, чтобы глава Генштаба ушел в отставку, с другой, сторонники генерала требуют отставки Пашиняна. Причем глава Генштаба в любой стране — фигура неполитическая и непубличная, сам факт политических страстей вокруг него — сигнал о том, что происходят более глубокие процессы. Одновременно Пашинян заявляет о намерении провести в стране референдум, который превратил бы Армению в полупрезидентскую республику.

    Поделитесь этой новостью

    Пашинян объясняет это попыткой в дальнейшем избежать политических кризисов. Но ведь он сам, придя к власти, из полупрезидентской превратил Армению в парламентскую республику, чтобы получить возможность стать главой государства. Тогда ему эту возможность дали. Сейчас он хочет вернуть все обратно и снова переписать Конституцию. Возможно, чтобы разделить теперь ответственность с президентом за происходящее; возможно, потому что управлять мегафоном уже не получается и нужно как-то решать ситуацию.

    По телефону глава Госдепартамента обещает всяческую поддержку демократии в Армении, на это даже выделяют грант в 150 тысяч долларов на укрепление отношений. Американцы честно прописывают в графе «назначение платежа» — на проекты, которые будут способствовать более глубокому пониманию политики и взглядов США. То есть американцы за небольшие деньги хотят создать возможность присутствия своих экспертов и фондов. Это пробный шар. И на сам разговор с Госдепартаментом никто не обратил бы внимания, если бы не такой острый политический кризис, а кризис — время возможностей. Кто и как этим воспользуется — вопрос.

    Пашинян пытается сыграть в систему сдержек и противовесов с учетом российского влияния или создать систему зависимостей? Армянский народ пережил уже многое, после карабахской войны у него много вопросов к власти, но новой революции не хочет никто.

    Заварили центральные ворота, установили растяжки со светошумовыми гранатами и посадили в окна снайперов. Неизвестно, что заставило власти думать, что кто-то может пойти на штурм парламента, но выглядело все так, будто в день приезда премьера Никола Пашиняна на заседание Национального собрания здесь готовились обороняться. Возможно, потому что двумя днями ранее оппозиционеры небольшими группами врывались в госучреждения, выкрикивая антиправительственные лозунги и призывая сотрудников к неподчинению.

    В тот день в Ереване прошли два больших митинга, на которые собрались сторонники и противники нынешнего премьера. Любимое занятие местных журналистов — снимать акции с воздуха и сравнивать, где больше людей. В этот раз они пришли к выводу, что численное превосходство за премьером. Но при этом и давление на главу правительства не ослабевает.

    Несмотря на постоянные атаки оппозиции, Николу Пашиняну по-прежнему удается привлекать на свою сторону еще довольно большое количество своих сторонников. На площади собираются тысячи граждан в его поддержку.

    Его оппоненты уверены в том, что власти, собирая людей, использовали административный ресурс. Ведь были и автобусы, подвозившие демонстрантов, и большое количество полиции. Так или иначе, но премьер обращался к собравшимся со словами «дорогой народ», адресуя свои слова не только тем, кто оказался на площади. Он извинился за допущенные ошибки, хотя со слов Пашиняна и выходило, что недостатки в работе правительства были продолжением его достоинств.

    Никол Пашинян, премьер-министр Армении: «Мы были настолько любимы, что для того, чтобы оправдать эту народную любовь и нашу любовь к народу и Родине, мы хотели поступать правильно, идеально, а поиски совершенства во многих случаях приводили к бездействию».

    Бездействие, породившее сегодняшнее противодействие Николу Пашиняну, похоже, правильный тезис для самокритики. Это одна из главных претензий правительству, которое, как считают его оппоненты, обещало светлое будущее, еще не сумев разобраться со многими проблемами из прошлого.

    Гюмри — второй по величине город в Армении. Он знаменит помпезным памятником Шарлю Азнавуру, печально известен тем, что был почти полностью разрушен во время спитакского землетрясения, и носит сомнительный титул самого бедного города страны. Странный металлический фонтан, который должен был стать одной из визитных карточек процветающего советского города, стал символом бедственного положения нескольких сотен человек, живущих в этом районе. Это те, кто так и не получил нормальное жилье, потеряв прежнее в землетрясении, которое случилось еще 33 года назад.

    Лала Степанян, местная жительница: «Во время дождя здесь все течет. Из-за влажности портится постельное белье, невозможно спать иногда».

    Вместе с Лалой в хижине живут еще 8 человек, здесь выросли ее дети, а теперь уже подрастают и внуки. Живут на подработку старших детей и на ее пенсию (примерно 4,5 тысячи рублей). На фото изображена ее дочь с президентом Арменом Саркисяном, когда глава страны встречался с бездомными. Фактический статус этих людей действительно бездомные. И вряд ли он изменится в ближайшее время.

    Лала Степанян: «Честно говоря, надежда уже потеряна. Всегда нас чем-то обнадеживают, но никакого результата».

    Среди полуразрушенных многоэтажек кто-то устраивается хуже, кто-то лучше. Художнику Самвелу Колесяну повезло, ему досталось бывшее помещение конторы «Мосмонтажстрой», который занимался тут ликвидацией последствий землетрясения. Тут по-своему уютно, Самвел даже проводит уроки рисования для школьников. Он уже смирился с тем, что это жилье для него, видимо, навсегда.

    Самвел Колесян, художник: «Не, не жду. Мне уже 67 лет, а сколько еще ждать? Сколько я буду так, 100 лет жить, что ли?»

    Количество бездомных в Гюмри теперь еще и выросло за счет беженцев, приехавших с территорий, перешедших недавно под контроль Азербайджана. К ним внимания, пожалуй, больше, землетрясение было давно, а это свежие раны. Вартана Мирозояна, его жену и четверых сыновей поселили в комнате бывшей школы-интерната. Пятый сын так и остался в Гадруте. Благотворители обещают семье дом в одном из сел поблизости. О возвращении в родные места Вартан говорит без надежды и желания.

    Вартан Мирзоян, беженец: «Если пойдем туда, еще раз 10 лет, 15 лет, потом еще будет такая война. Одного сына потерял, уже я не хочу, чтоб второй потерял».

    Чтобы оказаться в безопасном Гюмри, Мирзоянам пришлось пересечь всю страну с юга на север. Начинался их путь по армянской земле в Сюникской области. А люди тут, несмотря на то, что боевые действия закончились осенью, по-прежнему, ощущают себя жителями прифронтовой зоны.

    Ерванд Малунц, глава общины Хндзореск Сюникской области: «Мы сейчас живем в новой реальности, в том числе экономической. У нас сельскохозяйственный регион, здесь животноводство, скот часто убегает на территорию, которую теперь контролирует Азербайджан, его очень трудно возвращать. Люди вынуждены продавать скотину, им все труднее выживать».

    Главное, что жители села больше не чувствуют себя в безопасности. Они в одночасье оказались на границе. Здесь еще виден армянский флаг, а следующий холм — это уже пограничный пост азербайджанцев. Здесь каждый пастух теперь ходит с автоматом.

    Теперь все здесь считают себя бойцами самообороны. За политическими событиями в Ереване, конечно, следят, но к слухам, которые активно циркулируют в столице, о том, что кто-то отсюда или из самого Карабаха ездил на акции в поддержку или против Никола Пашиняна, относятся скептически.

    Сурик Мегланян: «Мы, конечно, наблюдаем, но это их проблемы, что они там делают. У меня тут семья и ребенок. Мне что, их бросить, чтобы ехать на митинг? Зачем мне это? Солдат не имеет права вмешиваться в политику».

    Вопрос, имеет ли право в широком смысле солдат, а в узком и актуальном — армия и Генштаб, вмешиваться в политику, остается в Армении самым острым. Никол Пашинян, столкнувшийся с критикой со стороны армии, вторую неделю требует отставки начальника Генштаба. Даже признав, что спровоцировавшие этот конфликт его собственные слова о неэффективности ракет «Искандер» российского производства ошибочны, премьер продолжил ожесточенный спор с военными. Теперь он готов менять Конституцию и проводить досрочные выборы в Национальное собрание. Референдум и голосование могут провести уже в октябре.

    Оппозиция, разбившая палаточный лагерь около парламента и объявившая бессрочную акцию протеста, очевидно, воспринимает это как шанс взять власть. Точнее — вернуть, ведь большинство ее лидеров во власти уже были. Но в нынешнем кризисе ни те, ни другие пока не могут предложить новую повестку и словно пытаются разжечь пламя очередной революции вчерашними газетами.