• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 853
    • 0

    Мужество и героизм в крови: как дети офицеров становятся продолжателями военных династий

    Мужество и героизм в крови: как дети офицеров становятся продолжателями военных династий
    • Мужество и героизм в крови: как дети офицеров становятся продолжателями военных династий
    • Чиновницы из Волхова удивили мужчин праздничными танцами в перьях
    • Порноактриса после группового изнасилования разоткровенничалась в больничной палате
    • «Папа, меня убили»: расстрелянная через дверь школьница умерла на руках у отца
    • Загадочная болезнь ребенка поставила в тупик врачей в Набережных Челнах
    • «Никто не помог и не спас»: почему полиция не приехала в дом, где 3,5 часа убивали студентку
    • Порноролик с преподавателем красноярского вуза шокировал студентов
    • Юная жертва группового изнасилования в Пскове мечтает умереть от позора
    • «Я собираю вещи»: последний разговор убитой экс-возлюбленным девушки
    • Изнасилованная cтудентами МАДИ девушка танцевала на вечеринке топлес
    • Беглый авторитет Олег Кан пирует с сахалинским депутатом: эксклюзив НТВ
    • Дональд Трамп возвращается в политику
    • «Черная вдова»: похоронившую 11 мужей женщину судят на Кубани

    Во многих российских семьях служение родине — это не просто слова. Навыки осваивают целыми поколениями, получаются военные династии, у представителей которых мужество, героизм, отвага и верность долгу в крови. Дети, а потом и внуки героев, привыкшие гордиться своими предками, в другой профессии себя уже не представляют.

    Поделитесь этой новостью

    В Заполярье за бортом почти минус 40, но для фронтового бомбардировщика Су-24 погода вполне летная. Задача экипажа — отработать пилотирование почти на предельных высотах и дозаправку. Это один из самых сложных элементов. За штурвалом — командир авиационного звена Алексей Матанцев. Свой первый полет он совершил еще 15-летним подростком в барнаульском авиаклубе. Так все и началось.

    Алексей Матанцев, командир авиационного звена: «После первого полета была буря эмоций, адреналин, который поспособствовал тому, чтобы принять решение быть летчиком. Это интересная работа, я себя в другой профессии не представляю, не рассматривал и рассматривать не собираюсь».

    Любовь к небу Алексею Матанцеву привил еще дед, родоначальник династии, Вячеслав Михайлович, знаменитый летчик, прослуживший в авиации всю свою жизнь. Он предпочитал покорять небо под куполом парашюта в ВДВ, сейчас в запасе и за праздничным столом с ностальгией вспоминает службу в советской армии.

    Павел Матанцев, офицер запаса: «Мы на службу шли как на праздник, комбаты были дружны, ходили друг к другу в гости постоянно. Сейчас такого нет, у нас был очень дружный полк».

    С развалом СССР для армии наступил самый сложный период. Проверкой на прочность стала война в Чечне. Вспоминать ее Павлу Вячеславовичу больно, слишком много было потерь. Во времена так называемого парада суверенитетов военные Западной группы войск парадным строем уходили из Европы.

    Отчий край был совсем не готов к приему многотысячной группировки. Целые полки в сжатые сроки перебрасывали практически в чистое поле, семьям военных зачастую приходилось ютиться в бараках и времянках.

    Все тяготы и лишения воинской службы, как сказано в уставе, стойко переносила жена Елена. Отдаленные гарнизоны, постоянные переезды. Как тут не вспомнить жен декабристов. Некогда воспитатель детского сада, она, уже став младшим сержантом, связистом, к солдатам относилась, как к детям. Если их младший сын Алексей, пошел в летное по стопам деда, то старшая дочь, Юля — вся в отца.

    Елена Матанцева: «Ей очень идет форма, и по характеру вылитый папа, вообще не мой характер. Я мягкая, а она, как отец, такая жесткая. Такие вот выросли молодцы, не нюни. Больше переживания, конечно, переживаю за каждый их полет и выезд. Сейчас дочка в Рязани, я тоже за нее переживаю».

    Укладка парашюта — та еще головоломка, иногда даже бывалые десантники путаются в стропах. Скептики говорят, что женщина в армии — это неправильно, что женщине лучше укладывать дома детей спать, чем парашют. Но женщины более ответственные и дисциплинированные, поэтому без женщин в армии тоже тяжело. У Юлии за 16 лет службы уже более 60 прыжков с парашютом, в том числе и с высоты в 4,5 километра.

    Юлия Матанцева, заместитель командира отдельного гвардейского батальона связи по военно-политической работе 76-го Гвардейской десантно-штурмовой дивизии: «Первый прыжок я не очень-то и запомнила. Помню, как я говорила: господи, я лечу».

    Сейчас Юлия сдает отборочные экзамены для поступления в Московский военный университет. Физподготовка, бег несколько километров и теория по военно-политической работе. В этот момент за сотни километров от Рязани в ее родной 76 -й Псковской десантно-штурмовой дивизии кулаки за нее держит муж, старшина роты.

    Андрей Пиндюр, старшина роты 76-й Гвардейской десантно-штурмавой дивизии: «Жена — майор, я — прапорщик. Но у нас в семье равноправие, звания никак не фигурируют, это не отражается на семейной жизни, но иногда мне ставят задачи».

    О том, что мама сдала экзамены, их сын Алексей, курсант летного училища, узнает после приземления на тренажере. Для молодых людей, выросших на компьютерных симуляторах, такая форма обучения — просто мечта.

    Алексей Матанцев, курсант Сызранского высшего военного авиационного училища: «Видимо, это семейная традиция затягивает нас в небо. И я не исключение. Действительно интересно летать над нашим земным шариком, наблюдать все сверху».

    Кажется любовь к небу в семье Матанцевых передается на генном уровне. Не самая плохая наследственность. Есть такая профессия — родину защищать. Это лишь одна из сотен тысяч российских семей, в которых сразу несколько поколений связали свою жизнь с армией. Конечно, у них был выбор, они могли стать учителями, врачами, юристами, но каждый из них решил продолжить династию. Свой выбор они считают попаданием в десятку.