• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал
ТЫ СУПЕР! 5 МАРТА КОНЦЕРТ В КРЕМЛЕ

Что вам найти?

Найти

Путин вышел на откровенный разговор

Путин вышел на откровенный разговор

Во время своей десятой «прямой линии» Владимир Путин отвечал на самые конкретные и неприятные вопросы, в том числе и про свист в Олимпийском, и про скандальное фото во «Власти».

6349
0
Поделитесь этой новостью

Сегодня все главные новости так или иначе связаны с большой политикой. Основным ньюсмейкером стал Владимир Путин. Четыре с половиной часа общался премьер со страной в прямом эфире. Ответил на 88 вопросов.

Пообещал ввести налог на роскошь в 2013-м. Назвал Кудрина своим «близким другом». Отреагировал на мат в свой адрес и митинги оппозиции. Самым важным многие наблюдатели считают намерение Путина как возможного президента внести изменения в политическую систему России. Обозреватель НТВ Владимир Чернышёв отметил знаковые моменты.

Десятый раз Владимир Путин говорит с народом, формат определен, обкатан. Но на этот раз ситуация в стране после выборов продиктовала перемены — и вот даже форма меняет содержание. Путину были заданы все острые вопросы, что в Интернете пишут и на митингах произносят. Владимир Путин, пожалуй, впервые за эти годы услышал минимум славословий в свой адрес и максимум конкретных, прежде всего политических вопросов — о фальсификациях выборов, о том, кого освистали в Олимпийском, хватит ли кормить Кавказ, и даже попросил ведущего не стесняться и пересказать содержание нецензурно испорченного бюллетеня на скандальной фотографии в журнале «Власть».

Начало беседы задает тон всему разговору — ведь на Болотной площади Путин увидел результат «путинского режима». И результат его обрадовал — много свободных людей, высказывающих свои суждения в рамках закона. Впрочем, премьер тут же напомнил, что оппозиция всегда будет говорить о нарушениях, и в этом должен разбираться суд. К президентским же выборам, чтобы сомнений в честности подсчета голосов ни у кого не возникло, нужно оснастить все участки веб-камерами.

Владимир Путин, премьер-министр РФ: «Я предлагаю и прошу Центральную избирательную комиссию установить веб-камеры на всех избирательных участках страны. Их у нас 90 с лишним тысяч. На всех. И пусть они работают там круглосуточно, днем и ночью, чтобы страна видела, вывести все в Интернет».

Путин демонстрировал, что критику воспринимает спокойно и к оппонентам относится терпимо. С ними он готов разговаривать.

Владимир Путин: «Есть, конечно, люди, которые имеют паспорт гражданина Российской Федерации, но действуют в интересах иностранного государства и на иностранные деньги. С ними тоже будем стараться наладить контакт. Часто это бесполезно или невозможно. Что можно сказать в этом случае? Можно, знаете что сказать, можно сказать в конце: „Идите ко мне, бандерлоги“».

Оппонентов Путина в свое время приободрила реакция трибун «Олимпийского», когда премьер вышел поздравить с победой Федора Емельяненко, и спор, кому же укоризненно свистел спорткомплекс, в интернете стал политическим. Путин же спокойно этот спор попытался завершить.

Владимир Путин: «Этот шум мог быть вызван самыми различными причинами. Одна из них, что физиономия моя, которую и так видят постоянно на экранах, появившаяся еще и на ринге, вызвала некоторое неудовольствие. Вполне это допускаю. Абсолютно это нормально. И не обижаюсь на тех, кто пошумел».

Впрочем, там, где Путин видит оживленное гражданское общество, кто-то видит для него опасность. Доносились из регионов предложения прямой поддержки, премьер вежливо благодарил.

Игорь Холманских: «Я хочу сказать про эти митинги. Если наша милиция, или, как сейчас она называется, полиция, не умеет работать, не может справиться, то мы с мужиками готовы сами выйти и отстоять свою стабильность, но, разумеется, в рамках закона».

Еще одно заметное новшество — большая часть вопросов задается из зала. А в зале — деятели культуры, политологи, журналисты, зарубежные гости, причем, разных политических взглядов. Вопросы похожи на претензии, а пожелания звучат, как советы. Диалог переходит в дискуссию. Но и вопросы с мест часто звучат резко, а порой требовательно.

«Уралвагонзавод» в Тагиле — крупное оборонное предприятие. Здесь звучит прямая претензия и требование уволить министра: почему Минобороны не только закупает импортное оружие, но еще и критикует отечественное.

Олег Домычев, рабочий предприятия «Уралвагонзавод»: «А вообще, гоните Вы в шею этого Сердюкова, Макарова с его высказываниями, назначьте нормального министра».

Владимир Путин: «Да, я понимаю, вас раздражают некоторые высказывания высших чинов Министерства обороны, в том числе и начальника Генерального штаба, когда они подвергают сомнению качество наших вооружений. Для нас для всех и для вас, как для гражданина российского государства, важно, чтобы мы вот эти 20 триллионов рублей, которые мы выделили до 2020 года на перевооружение армии и флота, чтобы они сработали эффективно. Нам штуки нужны. Штуки. Ракеты, самолеты, подводные лодки, надводные корабли. И причем нужны высокого качества. Но то, что они допускают вот эти публичные высказывания, это, безусловно, недопустимо. И мы с ними уже говорили на этот счет. Надеюсь, это будет услышано».

А Владивосток же требует прогнать местного губернатора — бизнес обложили данью, в регионе сплошная коррупция.

Андрей Голдобин, предприниматель: «Сколько еще на своем посту пробудет губернатор Дарькин, который ведет весь этот беспредел, контролирует его от начала и до конца и набивает карманы, мягко говоря? Мы возмущены и хотим слышать».

Владимир Путин: «Дело не только в коррупции, насколько я понимаю. Очень много вопросов, связанных с криминалом в крае, больше чем в каком-либо другом регионе Российской Федерации. Надеюсь, что и сами руководители это поймут и примут соответствующие решения».

Путина несколько раз спрашивали про коррупцию на разных уровнях власти — почему же он так робок в увольнениях и когда же начнутся посадки? И перестановки будут, и уголовные дела заводят на самых разных уровнях, сказал Путин. Но разъяснял: бездумная кадровая чехарда порой опасней, ведомства выбиваются из работы. А вот об уволенном министре финансов Кудрине Путин говорил только хорошее, дав понять, что общается с ним регулярно.

Владимир Путин: «Алексей Леонидович Кудрин никуда из моей команды не уходил. Это мой очень давний и добрый товарищ, близкий, я скажу, что это мой друг».

Владимир Путин говорил уже, как кандидат в президенты. Его прошлые дела — уже история. Премьер все же напомнил, как укрепил страну после 90-х, как привел ее к стабильности, как потом провел с минимальными потерями через кризис. Но будущее — многим неясно. И главный вопрос — ясно ли оно Путину? Поэтому так все хотели у него узнать его личное отношение ко многим проблемам. И в этом увидеть возможные будущие годы его президентства.

Вопрос кадрового отбора — один из принципиальных, и в этой связи Путин не исключил частичное возвращение к выборности губернаторов. Но чтобы не повторить клановость и криминальность выборов 90-х, премьер предлагает следующую схему: прошедшие в местные парламенты партии представляют своих кандидатов президенту, а он уже производит отбор и выставляет кандидатуры на всеобщее голосование в регионе. Эту же схему Путин предлагает использовать и при формировании Совета Федерации.

Владимир Путин: «Тоже пропустить через такой президентский фильтр кандидатов от партий, которые побеждают на региональных выборах, и выносить их кандидатуры на суд граждан, проживающих на этой территории, и формировать Верхнюю палату парламента в Совете Федерации с помощью прямых и тайных выборов, тайного голосования».

Путин дал понять, что считает приватизацию 90-х несправедливой, но и передел собственности тоже опасен и порочен. Лучше заставить крупный бизнес активнее работать на благо страны. И ввести налог на роскошь и крупные доходы.

Владимир Путин: «Когда это можно сделать? Я ведь говорил об этом не для красного словца, а рассматривал проблему с практической точки зрения. Для этого нужно иметь кадастр собственности, недвижимости, прежде всего, и земли. Соответствующие службы должны в течение следующего года этот кадастр подготовить, и тогда в 2013 году мы внесем в Государственную Думу уже законопроект о налоге на сверхпотребление и на роскошь».

Эхо той приватизации до сих пор отзывается на суде в Лондоне, и Путин не удержался от шутки по поводу тяжбы Березовского и Абрамовича.

Владимир Путин: «Лучше бы, если бы они судились в России. Это было бы честнее — и для них, и для нашей страны. Деньги заработаны, украдены здесь — здесь пускай и делят».

Выдвинувшемуся в президенты Прохорову Путин успеха желать не стал — конкурент все-таки, — но характеризовал его как порядочного бизнесмена. И уже выйдя к журналистам после прямой линии прокомментировал его заявление о том, что тот, став президентом, выпустил бы Ходорковского.

Владимир Путин: «Рыбак рыбака видит издалека, один олигарх освободит другого олигарха, ничего страшного здесь нет. Это право президента, и Михаил Дмитриевич, если он займет это положение, он должен будет оставаться в рамках закона, а закон таков, что содержащийся в местах лишения свободы и осужденный приговором суда человек должен написать ходатайство о помиловании, то есть фактически признать свою вину, чего Ходорковский до сих пор не сделал».

Получился, пожалуй, самый откровенный и открытый из всех разговоров с Путиным. И если раньше следили больше за формой — то теперь содержание разговора и характер вопросов привлекает больше внимания. Ведь даже традиционные для прямых линий подарки к Новому году Путин не стал демонстративно раздавать — на вопрос «почему хреново в Сарапуле?» просто деловито пообещал: позанимаемся Сарапулом отдельно. Ведь Путин 4 с половиной часа говорил, что многое в стране еще не доделано, и не в одном Сарапуле остались проблемы.