• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Волна исламистского террора: людей в Вене убивал «милый молодой человек»

    Волна исламистского террора: людей в Вене убивал «милый молодой человек»
    • Волна исламистского террора: людей в Вене убивал «милый молодой человек»

    Европу накрывает волна исламистского террора. В Вене, практически в прямом эфире происходит страшное: посреди старого города — настоящий расстрел тех, кто вышел напоследок перед локдауном посидеть в кафе. Автоматные очереди; странное видео бегущего по улице человека в белом, которое сняли испуганные очевидцы; отряды полиции, которые пытались в суматохе кого-то задерживать, кого-то спасать — казалось, это длится вечность. На самом деле — меньше 10 минут. Четверо убиты, почти два десятка ранены.

    Поделитесь этой новостью

    Все происходит там, где выключены камеры наблюдения — из-за нежелания нарушать неприкосновенность частной жизни. Сейчас это кажется просто преступными, потому что полиция ослеплена. В соцсетях — слухи о нападении огромной группировки джихадистов, захвате заложников и взрывах в городе. На самом деле это был один человек — 20-летний Куйтим Фейзулла.

    Карл Нехаммер, министр внутренних дел Австрии: «Преступник — 20-летний гражданин Австрии с двойным гражданством Северной Македонии. Преступник был вооружен поясом со взрывчаткой, который оказался муляжом. Также у него был укороченный автомат Калашникова, штурмовая винтовка, пистолет и мачете. У преступника была судимость за попытку присоединиться к халифату. 22 месяца тюремного заключения, но был досрочно освобожден».

    Николаус Раст, бывший адвокат Куйтима Фейзуллы: «Я был ошеломлен, я не думал, что это возможно. Я же его защищал в суде — и я бы не поверил, что мальчик способен на такой поступок. Ему, видимо, удалось обмануть всю систему дерадикализации и обмануть суд».

    Херрман Шерер, сосед Куйтима Фейзуллы: «Он был таким милым молодым человеком, всегда со всеми здоровался. В день теракта помог соседке донести сумки».

    Корнелия Шеффер, соседка Куйтима Фейзуллы: «К нему приходили такие милые друзья, очень вежливые».

    Уже известно, что он в группе милых друзей, состоявшей из 90 исламистов, выросших в Австрии, собирался уехать воевать в Сирию. Отсидел восемь месяцев, вышел, оружие купил в Словакии.

    Карл Нехаммер: «Словацкие спецслужбы об этом сообщили, но с коммуникцией что-то пошло не так».

    Николас Штокхаммер, эксперт по терроризму, старший научный сотрудник Венского университета: «И это — принципиальный момент. Если бы в Австрии на это обратили внимание, посадили бы его — не было бы этого страшного теракта. Но в австрии спецслужбы были халатны. Они теперь проводят аресты, заявляют, что как минимум восемь задержанных уже судимы за преступления на почве экстремизма, что среди них — граждане и Бангладеш, и Северного Кавказа, и стран Магриба, но уже поздно».

    Себастьян Курц, канцлер Австрии: «Эта атака — террористическое нападение исламистов. Это не конфликт между христианами и мусульманами, между австрийцами и мигрантами — это борьба между цивилизацией и варварством».

    Эммануэль Макрон, президент Франции: «Я пришел подписать книгу соболезнований и заверить Австрию в безоговорочной поддержке Франции. Это нападение говорит о воле наших врагов, которые нападают на то, что называется Европой, на ее культуру, свободы и ценности».

    Макрон уже завтра едет в Вену — встречаться с Курцем и говорить об общем пакте борьбы с террором. Курц еще в 2015 году помог принять закон об исламизме, который запрещает в Австрии деятельность радикалов. Теперь он говорит о том, что нужно лишить террористов питательной среды — политического исламизма. Макрон тоже обещает принять похожий закон. Но за одну неделю — задержания в Нидерландах, Швейцарии, Бельгии, Франции, Греции. Везде — молодежь, везде — мачете, ножи, муляжи бомб, угрозы расправы. И все понимают — это та волна, которая поднялась после демонстрации карикатур на пророка учителем в парижском пригороде и заявлений Макрона.

    Абдулла Агар, офицер турецкой армии в отставке: «Макрон совершил большую ошибку. То, как он сформулировал идею защитить французские ценности, в результате не улучшило, а только ухудшило ситуацию. И сколько бы теперь он ни говорил, что все верующие во Франции равны, волна уже пошла».

    Александр Меркурис, политолог: «И Эрдоган очень умело этим воспользовался, постоянно повторяя, что мусульмане в Европе — жертвы, люди второго сорта, их обижают, а они должны защитить свою веру. Он заставляет даже умеренных мусульман думать об агрессии — ведь если они жертвы, они должны сопротивляться».

    Судя по заявлениям, уже кажется, что Макрон и Эрдоган нашли идеального врага в лице друг друга. Один объявляет себя защитником веры, другой — защитником Европы. Степень прожарки уже максимальная, отвлекает от существующих проблем. Но в результате реакция может вызвать настоящую лавину по всему миру.

    Да, турецкий МИД осудил и нападение в Вене, и нападение в Ницце. Но важна формулировка: «Турция сама сталкивалась с разными видами терроризма». Явно имеется в виду Курдская рабочая партия. «Для победы над терроризмом нужно честное сотрудничество», — что здесь имеет в виду турецкий МИД, непонятно. Но понятно, что Европа полыхает со всех сторон.

    Арно Бенедетти, профессор университета Сорбонны: «Макрон отстаивает простую европейскую заповедь — право покупать или не покупать Charlie Hebdo, смотреть или не смотреть карикатуры. Ведь журнал снова опубликовал — уже карикатуру на теракты, где обезглавленные танцовщицы кабаре продолжают танец, и это очень по-фразцузски — нас не остановишь».

    Настаивать Макрон может на чем угодно, но он не может не понимать, что, продолжая противостояние, он может загнать ситуацию в тупик. Он уже на границе с Испанией объявляет, что контроль границ в Шенгене усилен вдвое — и это остановит террористов; что спецслужбы завели почти 200 уголовных дел на исламистов. Но 57 процентов молодых мусульман, проживающих во Франции, по опросам, хотят соблюдать шариат в первую очередь, французские законы — во вторую.

    И это не просто обмен дипломатическими нелюбезностями. Призыв Турции бойкотировать все французское услышали уже во всем исламском мире. Пока на стороне Макрона только Арабские Эмираты. Макрон прекрасно понимает: его горячая ссора с Эрдоганом закончится не только финансовыми потерями.

    В пакистане в школе для девочек учительница показывает, как она бы отрезала Макрону голову. На улицах — очередь желающих ударить по его портрету. В Индонезии и Бангладеш — сотни тысяч на демонстрациях, в Турции уничтожают купленное на свои деньги французское и бойкотируют французские бренды. Шейх в мечети Аль-Акса в Иерусалиме благословляет убивать неверных во Франции.

    Дальше все идет уже только по нарастающей. Франция объявляет, что запрещает организацию «Серые волки», члены которой покушались еще на папу римского, как экстремистскую. Турция отвечает, что такой организации давно не существует. Франция объявляет: «Вы должны прекратить оскорблять и унижать нас». Турция молчит, но явно имеет в виду: не мы первые начали.

    Абдулла Агар: «Нашей религией сейчас пользуются экстремисты — это их провокация, они компрометируют ислам, пророк ведь говорил однозначно — нельзя распространять веру путем насилия. Но есть и другая сторона медали — ислам в Европе используют для осуждения людей, его исповедающих, ассоциируя мусульман с халифатом. Кому это играет на руку? Только халифату, которому очень нужно сейчас напоминать о себе».

    Арно Бенедетти: «И его возрождение идет повсюду — у него нет больше территории, но из-за Маркона и Эрдогана он получает новых сторонников и новые силы. Он берет на себя ответственность за все последние теракты — и это возрождение семимильными шагами в головах».

    Макрону сейчас очень нужно, чтобы услышали его, а не Марин Ле Пен, которая требует забыть о слишком мягком отношении к исламистам и мигрантам. Эрдогану сейчас тоже нужно — поднимать национальный дух, объясняя все проблемы атакой внешнего врага на самое святое.

    Турецкая экономика, которую называют эрдоганомикой, сейчас переживает далеко не лучшие времена. Лира практически каждую неделю обновляет свой исторический минимум, и все прекрасно понимают, что этот пузырь может разрушиться в любой момент. Но получается, что сейчас у Запада очень сложный выбор: вводить или не вводить санкции против Турции — за амбиции Эрдогана в Средиземном море, в Северной Африке, на Южном Кавказе, потому что в этом случае в Турции может начаться большой экономический кризис. В этом случае Эрдоган не сможет или не захочет удерживать у себя беженцев, и они хлынут в Европу.

    Примечательно, что Меркель Эрдогана практически не критикует. Она не может и не хочет участвовать в его ссоре с Макроном, потому что прекрасно понимает, что ей скоро уходить, а на ее территории — колоссальная турецкая диаспора. Это она договаривалась с Эрдоганом о том, чтобы он удерживал сирийских беженцев в границах Турции. И в любой момент он свои обещания может забыть.

    Хорст Зеехофер, министр внутренних дел ФРГ: «У нас уже было три нападения исламистов в этом году: поджог в Вальдкрайбурге, нападение на городскую автостраду в Берлине и нападение в Дрездене. Следует исходить из того, что в любое время могут произойти теракты».

    Александр Меркурис: «Курц сейчас объявляет, что Европа должна отказаться от ложного понимания толерантности, выставив заслон экстремистам, что мы должны сделать все, чтобы разделить ислам и исламистов. Но, кажется, что эта задача нам не по силам. И надо готовиться к очень большой буре».