• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 1056
    • 0

    Ученые занялись уборкой ядерного мусора

    Ученые занялись уборкой ядерного мусора
    • Опасный отход
    • Откуда берутся запрещенные вещества в анализах трезвых водителей
    • Пляж аргентинского курорта покрылся «гигантскими жемчужинами»
    • «Вписка удалась»: в Сети обсуждают секс-видео с 15-летней школьницей на вечеринке
    • Без шашлыков и картошки: кто превращает жизнь дачника в ад
    • Родные запрещают ставить памятник на заброшенную могилу Альберта Филозова
    • Банки отбирают квартиры за малейшие просрочки: истории ипотечников
    • «Он не собирался уходить»: смерть Эмиля Верника стала шоком для его близких
    • Порноактриса после группового изнасилования разоткровенничалась в больничной палате
    • Почему в России так резко подорожали продукты
    • Молниеносная реакция петербуржца спасла жизнь его сыну
    • Отель на колесах: хитрости ночевки в автомобиле
    • Елена Проклова запаслась продуктами на месяцы вперед
    • «Психанул»: разозлившийся на водителей 18-летний сибиряк спалил 20 гектаров леса
    • Баста вышел на связь после того, как украинские радикалы открыли на него охоту
    • Юрия Антонова мучают дикие боли после операции
    • Столичные хирурги удалили из живота пациента 50-килограммовую опухоль
    • «Неделями пил с утра до вечера»: третий муж тяжело переживал развод с Прокловой
    • Молочный шоколад из российских магазинов проверили на качество: результаты экспертизы
    • Анастасия Макеева рассказала, что ей мстит третий муж
    • Мошенники нашли новые способы оформлять кредиты на россиян

    Как в России хранят реакторные отсеки атомных субмарин? Почем превратить свалку в цивилизованное хранилище и какие миссии не выполнимы без роботов и ядерных мусоровозов?

    Поделитесь этой новостью

    На минувшей неделе заявлено, что отработанное ядерное топливо, которое все еще хранится на некоторых российских АЭС, уже в ближайшее время начнут вывозить в новое, так называемое «сухое», централизованное хранилище, строительство которого завершается под Красноярском.

    Говорят, что и с советским ядерным наследием «Росатомом» серьезная работа проводится: такого как раньше, когда смертельно опасные отходы бесконечно накапливались и хранились без каких-либо перспектив, больше не будет.

    Корреспондент НТВ Владимир Кобяков побывал на одной из подобных, но по-своему уникальных свалок, узнал, во что обходится ее преображение, и какая роль в процессе отводится человеку, а какая — роботам и специальным мусоровозам.

    Владимир Любимов, главный инженер базы «Губа Андреева»: «Нельзя сказать, что мы не боимся радиации, просто мы знаем эти пределы и знаем, что это и почему».

    «Что это и почему» главный инженер техбазы изучал все последние годы. Местные хранилища радиоактивных отходов долгое время были загадкой. Многих документов с советских времен просто не осталось, что именно здесь складировали и в каких количествах. Но главный инженер уверен: сейчас здесь и каждый квадратный метр земли, и каждый шаг сотрудников под надежным контролем.

    Владимир Любимов: «Некоторые говорят: Ааа! У меня „белая горячка“ началась, потому что я облучился. А им говорю: „белая горячка-то“ тут при чем? Вот как бывает».

    За стеной — само хранилище. Снаружи — пульт управления роботом-манипулятором и автоматическим краном: укладывают специальную защитную плитку.

    Валерий Селищев, руководитель работ Курчатовского института: «По расчетам, если бы эту работу выполняли персоналом, то потребовалось бы примерно полторы тысячи человек. То есть, когда каждый человек получает годовую дозу 20 миллизивертов, он это получает — и удаляется».

    Роботы биозащитную плитку кладут, конечно, медленнее, но при этом задействовано всего 15 человек. Работать внутри никого не заставляют: радиационный фон зашкаливает.

    Валерий Селищев: «Можно за полчаса и даже за 15 минут получить годовую дозу, и ты свободен до следующего года, или тебя уже к тому времени вообще не будет».

    На берегу «Губы Андреева» в советское время прятали отработанное ядерное топливо и элементы атомных реакторов с подводных лодок и ледоколов. Есть кадры середины 90-х: радиоактивные контейнеры стоят прямо на улице, а фундамент здания, где находилось одно из хранилищ, в 82-м размыло ручьем, и все попадало в Баренцево море. Только спустя несколько лет русло ручья смогли изменить. Тогда западная пресса называла это место самой опасной свалкой Европы.

    Разбираться с таким наследием начали только в 2000-м, когда Министерство обороны окончательно отказалось от этой базы. Теперь здесь несколько зон контроля, чтобы и сотрудники, и гости не разносили отсюда радиоактивную грязь и пыль.

    После рук и ног следующий этап проверки — поверхность одежды, анализ 15 точек. И даже видеоаппаратуру после экскурсии тестируют на радиационную пыль. Там уже построили цех для спецупаковки отходов, а над каждым хранилищем возводят дополнительные укрытия. На работу приглашают профессиональных строителей, монтажников, сварщиков.

    Валерий Пантелеев, директор предприятия «СевРАО»: «Они понимают всю ответственность, они понимают все последствия».
    Корреспондент: «А кадровый голод существует?»
    Валерий Пантелеев: «Ну, эти люди на подряде работают, но желающих, естественно, гораздо меньше, чем хотелось бы».

    После окончания строительства всех укрытий радиоактивные отходы из «Губы Андреева» начнут вывозить на переработку. Все это займет еще 10–15 лет. Причем на многолетнюю подготовку к этой операции Россия выделила только половину от всех вложенных сюда средств.

    До конца 90-х многие точки на карте Кольского полуострова были секретными. Теперь это по-прежнему особо охраняемые объекты, но требующие иностранной финансовой помощи. Например, база радиоактивных отходов в «Губе Андреева» за 10 лет получала на свои нужды деньги от Норвегии, Италии, Великобритании, Швеции. В Гремиху, где проводят операции по выемке реакторов, поступают финансы из Франции.

    Завод и хранилище для реакторных отсеков атомных подлодок строят полностью на деньги Германии. Кроме этого, Норвегия подарила спецвагоны для перевозки отработанного ядерного топлива, а Италия за свой счет построила судно, проще говоря своеобразный ядерный мусоровоз, который и будет курсировать между этими точками на карте.

    По данным итальянской стороны, на постройку этого контейнеровоза ушло 75 миллионов евро, и судно уже стоит в Мурманске, его готовят к первому рейсу с радиоактивными отходами. В общей сложности миллиарды долларов России выделили в 2003-м после саммита «большой восьмерки».

    В этом месте работы вели несколько лет. И ночью, и днем.

    Местечко Сайда Губа. Общий объем финансовых вливаний из Германии сюда 600 миллионов евро. Здесь возводят комплекс по переработке радиоактивных отходов. А рядом уже появилась самая крупная в Европе площадка для реакторных отсеков атомных подводных лодок.

    Корреспондент: «Зачем хранить эти отсеки, почему их нельзя разрезать?»
    Вазген Амбарцумян, директор филиала «Сайда», центра по обращения с радиоактивными отходами «СевРАО»: «Сегодня резать реакторные отсеки и находящееся в них оборудование просто экономически не выгодно. Это дорогое удовольствие. Оно сегодня радиоактивное, и активность достаточно высокая».

    Редкие кадры: одна из операций по доставке реакторных отсеков. Сначала огромный док швартуется у причала. Затем несколько часов идет перегрузка. Потом отсек обрабатывают специальной краской, устанавливают биозащиту. Все работы проводят бывшие подводники, мичманы и офицеры в отставке. В перерыве они листают свои флотские архивы и спорят на профессиональные темы, например, о том, что раньше был один метод — хранить блоки реакторов на плаву.

    Георгий Дмитриев, сотрудник филиала «Сайда», центра по обращения с радиоактивными отходами «СевРАО»: «На плаву проконтролировать нижнюю часть блока просто практически невозможно, если где-то будет утечка радиации, то ее как таковую не отследить».

    Вспоминают: в этих местах даже были трагические анекдотичные случаи.

    Георгий Дмитриев: «Была такая ситуация, что стоял блок „Курска“, многострадальный, его швартовый порвало, и он начал уходить в море. Директор дал команду — всем туда. КамАЗ подогнали на пирс, привязали швартовый. Вот такие ситуации бывали».
    Корреспондент: «То есть они хранились на воде, была версия, что он возьмет и уплывет, да?»
    Георгий Дмитриев: «Да. Хозяйство было очень в 90-е годы, сами понимаете, денег на это все не хватало».

    На земле, уверены специалисты, такие объекты хранить безопаснее.

    Вазген Амбарцумян, директор филиала «Сайда», центра по обращения с радиоактивными отходами «СевРАО»: «Радиоактивность вся находится снизу отсека. Насосы, парогенераторы, сам реактор. Мы закрыли реакторный отсек снизу, таким образом создали препятствие для радиации, особенно для мощности дозы гамма-излучения».

    Всю площадку такими отсеками заполнят только через 10 лет. А еще через 70 лет, возможно, их отправят на переработку. Если, конечно, завершится период полураспада.