• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 3106
    • 1

    Тюремные кибермошенники превращаются в национальную угрозу

    Тюремные кибермошенники превращаются в национальную угрозу
    • Тюремные кибермошенники превращаются в национальную угрозу
    • Врач показал, что видят COVID-пациенты перед смертью
    • Приемная мать истощенной девочки-маугли предстала перед судом в Брянске
    • Россиянин упал с шестого этажа на машину и выжил
    • На отошедших Азербайджану территориях карабахские военные взорвали армейские объекты
    • На что Роман Виктюк тратил миллионные гонорары
    • Экстрасенсы раскрыли тайну гибели группы Дятлова
    • Полиция вступила в схватку с рвущейся к гробу Марадоны толпой
    • Чего Армен Джигарханян боялся перед смертью
    • Пенсионер час колесил по станице и убивал своих родственников
    • Тест ультразвуковых стиральных машинок
    • Порноактриса после группового изнасилования разоткровенничалась в больничной палате
    • Звезда советского кино стал бомжом в Израиле
    • Умер Диего Марадона
    • Кофе: все о главном напитке современности

    Использование мобильных телефонов в исправительных учреждениях строжайше запрещено. Однако именно колонии и изоляторы стали чуть ли не главными центрами для телефонных жуликов.

    Поделитесь этой новостью

    Последняя громкая история — заключенные московского изолятора «Матросская тишина» похищали с банковских карт миллионы рублей. В камерах было обнаружено оборудование, которого хватило бы на настоящий колл-центр.

    Запрещенную технику в изоляторы и колонии перебрасывают, проносят родственники, адвокаты и подкупленные охранники. Масштабы бедствия таковы, что в Госдуме рассматривают законопроект, который санкционирует блокировку любого мобильного телефона, запеленгованного на территории исправительного учреждения. Депутаты надеются, что это, если не снимет проблему, то хотя бы сократит количество таких преступлений. Ведь сейчас, как уверены, например, в «Сбербанке», не менее 40% телефонных жуликов — обитатели тюрем и колоний. При этом кибермошенничество приобретает характер национальной угрозы.

    Станислав Кузнецов, заместитель председателя правления «Сбербанка»: «За три месяца мы зафиксировали не менее 500 тысяч телефонных номеров, которые использую мошенники. Это колоссальная цифра».

    С начала эпидемии и самоизоляции количество дел о мошенничестве по телефону и в Интернете выросло почти на 80%. Специалисты по киберпреступности связывают это с тем, что стало привычным заниматься большинством повседневных дел — от работы до покупок — дистанционно. И всякий раз, когда вы общаетесь с продавцом, коллегой или другим собеседником не лицом к лицу, а с помощью почты, мессенджеров и даже обычного телефона, вы потенциальная жертва обмана. При этом представление о том, что жертвами становятся в основном пожилые, плохо ориентирующиеся в новой цифровой реальности люди, не более чем миф.

    Звонков тысячи и тысячи. Фейковые номера, с которых звонят, генерируются с помощью специальных компьютерных программ и интернет-телефонии. А банки, и компании сотовой связи, похоже, пока бессильны. И пока специалисты бьются над техническими решениями проблемы, мошенники используют по сути одни и те же методы, но оперативно обновляют их в зависимости от ситуации.

    В полиции говорят, что мошенники умело и быстро встраивают своих преступные схемы в новостную повестку. Например, после новости о создании российской вакцины против коронавируса появилось несколько сотен сайтов, эксплуатирующих горячую тему. Способы обмануть самые разные: от банальных предложений сделать прививку до рассылки писем с вредоносными файлами и страниц, заставляющих пользователей раскрывать свои конфиденциальные данные, например, с целью доступа к банковским счетам. К этому можно прибавить предоплаты за маски и антисептики, инсценированные заборы анализов, фейковые компенсации на детей, поддельные штрафы за нарушение режима самоизоляции. На всем этом мошенники заработали миллионы.