• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 579
    • 0

    Почему потенциальные музейные экспонаты уходят с молотка

    Почему потенциальные музейные экспонаты уходят с молотка
    • Почему потенциальные музейные экспонаты уходят с молотка
    • Сергей Сафронов заметил симптомы рака на вечеринке у Бузовой
    • Псковские подростки хотят мстить за групповое надругательство над сверстницей
    • «Сами виноваты»: ПФР отказался отзывать иск к «незаконно обогатившимся» пенсионерам
    • Поправки в закон о кадастровой деятельности решат проблемы в сотнях СНТ
    • Всплеск заболеваемости и нехватка вакцин: мир накрывает третья волна COVID-19
    • «С нами ведут необъявленную войну»: водители недовольны новыми правилами техосмотра
    • «Прокручивали, сколько ему осталось»: семья иллюзиониста Сафронова скрывала от него диагноз
    • Житель Челябинска пытается через суд вернуть проданную арендатором квартиру
    • «Черная вдова»: похоронившую 11 мужей женщину судят на Кубани
    • В США в алгебре и шахматах увидели идею превосходства белой расы
    • Сын Королёвой хочет жениться на татуированной стриптизерше с проколотыми сосками
    • «Посулили 300 тысяч»: тяжелобольной Вячеслав Зайцев продавал билеты на свой день рождения
    • Тайный дворец пенсионеров-миллионеров: как разбогатели Цивин и Дрожжина

    Музейщики и ученые бьют тревогу — бесценные экспонаты, которые могли бы украсить любую выставку, вместо этого украшают коллекции миллионеров по всему миру. Речь идет об останках древних животных, которые находят по большей части в Якутии. Самое ценное потом пускают с молотка, и хранится это у голливудских звезд и банкиров, а на музейные витрины попадает то, что просто никто не купил.

    Поделитесь этой новостью

    Поиски окаменелостей на просторах Якутии, Чукотки ведутся десятилетиями. Но сегодня среди покупателей столь редких предметов все чаще попадаются не то чтобы светила науки, а от нее совершенно далекие. Иметь у себя дома живое наследие давно ушедших эпох стало чем-то вроде признака хорошего вкуса. Среди ценителей, к примеру, случайно оказался и Рассел Кроу. Он приобрел останки мозазавра, обитавшего на Земле приблизительно 65 млн лет назад у Леонардо Ди Каприо на одной из вечеринок.

    А ведь этот предмет мог украсить экспозицию одной из государственных галерей, стать достоянием общественности или внести неоценимый вклад в исследования того периода, сетуют сотрудники Ундоровского палеонтологического музея. Но вряд ли ученые однажды смогли бы попасть в гости к голливудскому актеру. И уж точно невозможно представить, что в их небольшом селе, говорит директор Илья Стеньшин, изыщут в бюджете лишние 40–50 тысяч долларов на аналогичный лот.

    Илья Стеньшин, директор Ундоровского палеонтологического музея: «Палеонтологическая коллекция музеев не только нашей страны могла бы пополняться. Но, к сожалению, все это стоит огромных денег».

    Палеонтолог, владелец частной коллекции Фёдор Шидловский парирует — кто ищет, тот всегда найдет. Если уж не средства на покупку окаменелостей, то хотя бы возможность провести раскопки. Кроме того, он объясняет — с момента, когда палеонтологи обнаружили редчайший экспонат, у государства есть целый год на то, чтобы выкупить его без наценки. Вот только это, вроде как, никому неинтересно.

    Есть одно но: чем выше спрос на окаменелости у людей обеспеченных, тем выше цена. И, очевидно, у госучреждений шансов на конкуренцию немного. Учитывая, что им приходится искать пути решения еще одной серьезной проблемы — существования черных копателей. И представителей этого теневого сектора рынка по продаже исторических сокровищ по отчетам аукционных домов точно не отследишь.