• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Как принадлежность к меньшинствам стала козырем на выборах в США

    Как принадлежность к меньшинствам стала козырем на выборах в США
    • Как принадлежность к меньшинствам стала козырем на выборах в США

    Против Трампа выкатили тяжелую артиллерию. Позже остальных в гонку за президентское кресло включился миллиардер и бывший мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг. Но может оказаться, что традиционные ценности, которые раньше могли почти гарантированно привести кандидата к победе, не помогут бывшему республиканцу в противостоянии с демократами.

    Поделитесь этой новостью

    Элизабет Уоррен, кандидат в президенты США от Демократической партии: «Мне бы хотелось поговорить о том, кто пытается избраться. Миллиардер, который называет женщин толстыми бабами и лесбиянками с лошадиными физиономиями. И я говорю не о Дональде Трампе. Я говорю о мэре Блумберге».

    Его приперли к стенке и по ней же размазали. Мастодонта американской политики, девятого в списке самых богатых людей планеты, отправили в нокаут те, у кого, в отличие от традиционного во всех смыслах Блумберга, есть нетрадиционное преимущество. Это и левый, почти коммунист Берни Сандерс, и представительница национальных меньшинств Элизабет Уоррен. Она раньше других политиков осознала, какую выгоду в карьере может принести принадлежность к меньшинствам, в ее случае — к расовым. Еще будучи преподавателем Гарвардского университета, она в отделе кадров, который критиковали за недостаточное этническое многообразие, записалась как женщина индейских кровей из племени чероки.

    Республиканцы обвинили ее в подделке сведений о предках для получения преимущества на рынке труда. Президент Трамп даже стал называть сенатора Уоррен «фейковой Покахонтас» — индейской принцессой.

    Дональд Трамп, президент США: «Я дам тебе миллион долларов из своих личных средств, если пройдешь тест ДНК и докажешь, что ты — индианка».

    Она прошла этот тест и, кажется, нашла то, что искала — индейских предков. Но родство лишь где-то на уровне десятого поколения по восходящей линии, что делает Элизабет Уоррен индианкой примерно на одну тысячную.

    Пожалуй, самым ярким в этой группе меньшинств, которые с петушиным задором набросились на старика Блумберга, стал открытый гей, бывший мэр небольшого американского городка Пит Буттиджич. В XXI веке Сан-Франциско для кандидата-гея — особое, чуть ли не сакральное место. Буттиджич, рассчитывая на 100-процентную поддержку, решил устроить в этом городе сбор средств. Мероприятие неожиданно обернулось провалом. Выступление кандидата сорвали активисты: геи, лесбиянки и трансгендеры. Они создали движение, цель которого помешать Буттиджичу занять Белый Дом.

    Джетро Паталингуг, активист движения «Геи против Пита»: «Он пытается разыграть гей-карту в своей кампании. Но он не представитель нашего сообщества».

    Геи идут войной против гея: неужели он чужой среди своих? Критика в адрес Пита Буттиджича от представителей сексуальных меньшинств Америки звучала еще в прошлом году, когда он вместе со своим мужем появился на обложке журнала Time с заголовком «Первая семья». ЛГБТ-активистам не понравилось, что мужчины на снимке выглядят не как гей-пара, а как закадычные друзья. Классические прически, строгие рубашки, никакой радужной символики. Эксперты ЛГБТ-сообщества раскритиковали также деревянную веранду и желтые тюльпаны: в Америке они — символ крепкого брака и семейного очага. Во всех этих деталях многие в США увидели пропаганду традиционных ценностей: пиар-стратегию для привлечения голосов натуралов.

    Ричард Блэк, экс-сенатор США от Вирджинии: «Многие избиратели не знают, что он гомосексуал. Пресса данную тему старается не выпячивать. Он состоит в однополых отношениях с другим гомосексуалом, которого называет супругом. У ЛГБТ-сообщества по этому поводу интересная реакция: не все этим фактом довольны».

    Джейсон Рапони, фэшн-дизайнер, представитель ЛГБТ-сообщества Нью-Йорка: «Даже когда Барак Обама был на посту президента, находились люди, которые говорили, что он „недостаточно черный“. Думаю, что геям в нем не нравится больше всего то, что он не такой кричащий, не такой яркий. У него нет женских качеств. В этом и есть объяснение, почему для многих из нашего сообщества он недостаточно гей».

    Может быть, чувствуя что-то неладное, его противники не признают в нем своего, потому что так оно и есть? Вдруг этот Буттиджич, по примеру «индианки» Элизабет Уоррен, в свое время смекнул, какую выгоду в политике способна принести изюминка, которая сделает его особенным? Настолько особенным, что из мэра провинциального городка он в одночасье превратится в мировую знаменитость. Кандидат в президенты США затянул с каминг-аутом, и теперь его за это критикуют. Но планы на президентское кресло молодого амбициозного политика могут сорвать вовсе не геи, которые видят в нем недостаточного гомосексуала, а афроамериканцы: те, кого по привычке продолжают называть «черным меньшинством».

    Джейсон Рапони: «Я точно знаю: старшее поколение черных американцев в южных Штатах, например, в моем родном Мемфисе, не будет на выборах президента голосовать за открытого гея. Они просто этого не понимают».

    И это еще одна новая политическая реальность Соединенных Штатов: черное население Америки в настоящее время является оплотом традиционных христианских ценностей и классических представлений о семье и браке.