• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

Самооборона без предела: разрешат ли россиянам защищать свою жизнь всеми способами

Самооборона без предела: разрешат ли россиянам защищать свою жизнь всеми способами

На этой неделе и в кулуарах Госдумы, и на страницах СМИ обсуждали довольно спорную законодательную инициативу, связанную с защитой от насилия. Речь идет об идее Владимира Жириновского изменить действующий сейчас закон о самообороне. В качестве примера для подражания Жириновский привел США, где проникновение в жилище — уже веский повод дать отпор. У нас же часто получается так, что закон о самообороне защищает не потенциальную жертву, а преступника. И на скамье подсудимых оказывается не тот, кто вломился в чужое жилище, а тот, кто пытался защитить свой дом, себя и своих близких.

5267
1
Поделитесь этой новостью

С точки зрения закона доходит до абсурда: если преступник пришел не убивать или насиловать, а просто слегка пограбить, то и повода обороняться вроде как и нет. Например, уже год молодая художница из Химок Даша Агений бьется, чтобы доказать, что ее пытались изнасиловать, и она защищалась ножичком для заточки карандашей. Но в уголовном деле она по-прежнему обвиняемая. То есть насильника ткнуть ножом нельзя, он же не убивает, а всего лишь насилует. А когда начнет душить, тогда можно бить.

И тем не менее законодательная инициатива, которая по сути развязывает обороняющемуся руки, вызывает немало споров и среди политиков, и среди юристов. Коммунисты уверены: и в случае самообороны, и в случае ее превышения существующий закон и так прекрасно работает. Они критикуют размытые формулировки типа «ощущение опасности», предложенные ЛДПР, и обещают блокировать инициативу Владимира Жириновского.

Жириновский же требует и вовсе убрать эту обтекаемую формулировку «превышение мер допустимой самообороны». Особенно, если злоумышленники пришли в ваш дом. По его мнению, если преступники напали на человека в его доме, он может обороняться всеми возможными способами. И даже Виталий Милонов оказался за разрешение самообороны вне каких-либо пределов.

Изменить эту норму закона пытаются уже 16 лет — с того самого резонансного дела Александры Иванниковой. Она смертельно ранила ножом таксиста-насильника. И изначально это именно ее обвиняли. Сначала — в убийстве в состоянии аффекта. Потом — в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть. Иванникову тогда оправдали — слишком резонансным было дело. Но даже когда страсти улеглись, она так и не смогла ответить на вопрос: если бы у нее был пистолет, стреляла бы?

Только в Москве рынок травматов растет на 5–7 процентов в год. И многие, кто приходит за пистолетом, не всегда понимают, что такое оружие самообороны. Эксперты утверждают: тут дело даже не в несовершенстве существующего закона, а в том, что у правила «достал травмат — стреляй» очень много исключений, которые нужно знать, даже лучше, чем само правило.

У Вячеслава Ванеева, председателя общероссийской организации «Право на оружие», в арсенале несколько травматов и светошумовой пистолет. Такая «пугалка» на семь секунд дезориентирует нападающего. Ванеева этот арсенал спасал не раз. Но иногда достаточно было просто сказать, что он вооружен. Ванеев требует, чтобы все дела о самообороне проходили досудебную проверку. Ведь сейчас при гибели злоумышленника против жертвы возбуждают уголовное дело, как в истории Александра Григорьева. Его ждала тяжелая уголовная статья — о массовом убийстве. Он несколько раз терял сознание от ударов. А когда увидел, как избивают детей и жену, нашел в себе силы и пошел к оружейному сейфу, взял ружье и выстрелил. Когда дым рассеялся и улетучился запах пороха, все обвинения с Григорьева были сняты. И это был первый в нашей стране случай, когда массовое убийство признали самообороной.

А дело Александры Лотковой дошло до Верховного Суда. И стало одной из самых резонансных историй о применении травматического оружия. Все началось с драки двух компаний на станции метро Цветной Бульвар. Камеры зафиксировали тот самый момент, когда Александра достала пистолет, чтобы наказать обидчиков своих друзей.

Александра Лоткова, подсудимая: «Это была самооборона. Попыталась разнять ребят, у меня не вышло, там был нож, я испугалась. Конечно, я достала оружие, попыталась спасти себя и своих близких — это все, что я хотела сделать».

Мурад Далгатов, пресс-секретарь Тверского районного суда Москвы: «Суд внимательно исследовал версию подсудимой. Третий выстрел произведен в лежащего уже раненого Белоусова, не представлявшего ни для кого никакой угрозы».

Александру приговорили к трем годам колонии.

Адвокат Матвей Дзен считает, что свое отношение к делам о самообороне и ее превышении должны на практике поменять и следствие, и суды. Без этого любые законодательные изменения бессмысленны. Тем более что российский закон и сейчас прописан с запасом, практически с американскими стандартами личной безопасности.

Матвей Дзен, адвокат: «Сейчас я вас удивлю. Строго говоря, в России в 37-ю статью в 2006 или 2007 году были внесены изменения, которые при буквальном прочтении говорят о том, что у нас действует правило stand your ground».

Правило stand your ground — это защита личного пространства без обязанности отступать. Вот пример из Флориды: Майкл Дрейка делает замечание девушке на парковке. Ее парень выходит и толкает Майкла, а тот просто открывает огонь на поражение. Обвинения с Дрейки были сняты.

Противники самообороны задают один вопрос: «Хотите, как во Флориде?» Ведь даже для Штатов эта история — перебор. И биография Дрейки мало у кого вызывала сочувствие. Но закон есть закон. А в этом штате он расширяет самооборону до таких пределов.