• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

Домашнее насилие: как оградить жертву от агрессора

Домашнее насилие: как оградить жертву от агрессора

В Госдуме пообещали к 1 декабря закончить работу над законопроектом о домашнем насилии. Там уже появилось абсолютно новое для нашей страны юридическое понятие — «преследование». Это значит, что тиран не сможет приблизиться к своей жертве. Допустимое расстояние, на котором они смогут находиться друг от друга, будет регулироваться законом. Такая практика уже существует в ряде стран и неплохо работает.

3839
0
Поделитесь этой новостью

Еще летом Светлана Костенко смотрела на себя совсем иначе: тогда в зеркале отражалась женщина, искалеченная и физически, и морально. Муж избил Светлану на глазах у ребенка. Благодаря врачам сейчас она прекрасно выглядит, однако лечение продолжается. В трудный момент женщине помогла мама: она сидела с малышом, пока Света лежала в больнице, и помогла с жильем, пока Света искала себе крышу над головой. Иначе пришлось бы просить убежища в кризисном центре.

Светлана Костенко: «Слава богу, были силы откуда-то. У меня есть ребенок, есть ради чего жить. Другим женщинам, которые в такую ситуацию попали, я желаю концентрироваться на своих детях, на своем прекрасном, светлом будущем, которое ждет их впереди».

Пока на высшем уровне решают, каким должен быть закон о домашнем насилии, Светлана просит для начала хотя бы просто изменить отношение к семейно-бытовым конфликтам.

Адвокат, который работает в США под именем Гарри Грант, а в России — под именем Игорь Храпов, весьма компетентно может сравнить, как с домашнем насилием борются здесь и как за океаном.

Гарри Грант, адвокат: «Полиция моментально реагирует на подобные звонки. Это общепринятая практика, что домашнее насилие может привести к убийству. Конечно же, полиция не отнекивается и не пропускает мимо такие звонки, немедленно реагирует на подобные обращения. Один пример из моей недавней практики: время реагирования в городе Санни-Айлс, который находится недалеко от Майами, составило 7 минут 59 секунд. Если полиция халатно отреагирует на звонок, они могут стать ответчиками по гражданскому иску».

Если американские полицейские по прибытии на место семейно-бытового конфликта найдут в доме неоспоримые следы насилия, то агрессора задержат. В течение 24 часов он предстанет перед судом, где решится вопрос об аресте. На первый раз обычно прощают, но при условии, что домашний тиран пройдет специальную терапию, за которую заплатит из своего кармана. В то же время жертва преступления может обратиться в суд за защитой.

Гарри Грант: «Наверное, было бы полезно использовать в России практику запретительных приказов суда в отношении подобного рода преступников. Так называемый restraining или protective order, в котором судья прописывает конкретные меры в отношении нарушителя. Это может быть и запрет приближаться к жертве преступления ближе чем, скажем, 100 или 150 метров. От штата к штату это расстояние может варьироваться».

И это касается каждого. Вспомнить хотя бы давний семейный конфликт Мэла Гибсона и пианистки Оксаны Григорьевой. Тогда суд запретил актеру приближаться к бывшей супруге ближе чем на 100 метров. Никаких звонков, электронных писем, сообщений.

Большой шаг сделан и в российском законопроекте о домашнем насилии — уже появилось такое юридическое понятие как «преследование». Ведь обидчик может запросто перейти от физического насилия к психологическому: угрожать, унижать, оказывать давление, отравлять жизнь.

Оксана Пушкина, депутат Государственной думы: «Все понятия будут новыми. Поэтому и понятие „преследование“ уже прописано нашими юристами и нашими законодателями. Если сейчас рассуждать только о преследовании, то, на мой взгляд, это необходимо, потому что это очень серьезная проблема в такого рода конфликтах. Мы сдвинули очень мощную глыбу сопротивления. И, слава богу, людей за здравый смысл в России больше».

Пока не совсем ясно, смогут ли вписаться в российскую действительность запреты на приближение к потерпевшему. Все-таки у жертвы и абьюзера обычно общее жилище. Не выселять же на улицу?

Александр Бенхин, адвокат: «Если он там прописан, это его единственное жилье, а если оно еще взято в ипотеку, например, то как его можно удалить и не дать ему приблизиться к месту проживания жертвы? То есть его можно условно посадить на 15 суток, но со спецпрограммой, чтобы он в это время слушал какие-то полезные лекции о том, что женщин бить плохо».

Хотя в случае с Маргаритой Грачёвой, которую изувечил супруг, запретительная мера стала бы спасением. Женщина живет в страхе, что после тюрьмы мучитель начнет искать с встреч с матерью своих детей. И кто знает, что там у него на уме? Маргарита начала с чистого листа, как и другая жертва домашнего насилия Светлана Костенко, поселившаяся в новой квартире. Экс-супруг пока не знает ее адреса. Светлана хотела бы вычеркнуть из жизни этого человека. Но не может. Все-таки у них общий сын. И папа рано или поздно захочет с ним видеться.