• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 3076
    • 0

    Добыча яйцедолларов: как устроен черный рынок артемии

    Добыча яйцедолларов: как устроен черный рынок артемии
    • Добыча яйцедолларов: как устроен черный рынок артемии
    • Кофе: все о главном напитке современности
    • Чего Армен Джигарханян боялся перед смертью
    • Смертельное ДТП с машиной и поездом на Кубани
    • Вербовщица ИГИЛ рассказала, как детей превращают в террористов
    • Порноактриса после группового изнасилования разоткровенничалась в больничной палате
    • Диего Марадону похоронили рядом с родителями
    • Под какими брендами скрывается поддельное оливковое масло
    • «Нужно куда-то девать энергию»: москвич рассказал, почему насиловал дочь
    • Полиция вступила в схватку с рвущейся к гробу Марадоны толпой
    • Звезда советского кино стал бомжом в Израиле

    В России браконьеры зарабатывают миллионы рублей на нелегальной продаже артемии — маленького рачка, обитающего в соленых озерах. Его дорого покупает Китай на корм искусственно выращиваемой рыбе и креветкам.

    Поделитесь этой новостью

    Откуда вообще берется черный поток яйцедолларов? Ведь по закону все прозрачно: водоемы, где можно добывать артемию, разделены на участки, за каждым из которых закреплен один пользователь. Самым продуктивным — Кучукским озером — занимается местный химзавод. Сначала добывали соль, потом взялись за рачка.

    Браконьеру, говорят, не пройти. Берег патрулирует ЧОП с квадроциклами и оружием. Но что с озерами поменьше? На половине сейчас официальный лов запрещен: артемия есть, квоты нет.

    Другие озера вообще по загадочным причинам до сих пор остаются без пользователей. Ту самую якобы крымскую цисту с мойки, по версии следствия, выловили на Малиновом озере. За ним сейчас смотреть некому — местный рыбинспектор уволился, схлопотав от браконьеров пулю. Журналисты назначили встречу его коллеге. Берег пуст — о пришлом человеке в деревне узнают сразу и передают своим.

    Алина Репина, корреспондент НТВ: «Как этих людей называют?»

    Алексей Бровко, государственный инспектор Рыбохраны: «Кукушки. Это может быть обычный человек, может быть пастух».

    Шансы поймать браконьера с поличным стремятся к нулю. А ведь именно на берегу его вину проще всего доказать. Как отличить крымскую цисту от алтайской, когда она уже запакована в мешок и обросла документами? Точку могла бы поставить экспертиза, но ее по загадочным причинам год назад проводить перестали.

    И кто знает, до каких высот простирается влияние этого рачкового лобби. Пока буква закона не спасает от трех других безбедных букв, ННН-промысел — как по-другому называют браконьерства — все так же процветает, на одной только артемии ежегодно уменьшая бюджет на сотни миллионов рублей.