• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

Возвращение к жизни: в Москве открылся стационар реабилитации онкобольных

Возвращение к жизни: в Москве открылся стационар реабилитации онкобольных

Реабилитолог — это врач, который помогает пациентам бороться с последствиями травм и болезней. В России эту сферу медицины в последние годы и саму приходится реабилитировать. До сих пор пациентам назначают процедуры, многие из которых применялись еще в советское время. Тем не менее все больше наших специалистов осваивают новейшие западные методики, благодаря которым даже у тех, кто пережил самые страшные болезни и операции, есть шанс вернуться к нормальной жизни.

566
0
Поделитесь этой новостью

Лето 87-летней писатель Виталий Михайлов провел за делом сложным и для неподготовленного человека инфернальным — он вызывал голос. Полгода назад мужчине удалили гортань, а вместе с ней и голосовые связки. Чтобы говорить без них, нужен пищеводный голос. Логопед учит пациента в буквальном смысле проглатывать воздух. Барсик был индикатором прогресса. Понимающий Барсик появился в коротких заметках о долгом послеоперационном пути, о котором так мало говорят.

Татьяна Петрова, логопед НМИЦ онкологии Н. Н. Блохина: «После операции они психологически подавлены. Они понимают, что не будут говорить и это конец. Когда им удается произнести первый звук, они плачут».

В центре Блохина эти летим открылся первый в стране стационар для реабилитации онкопациентов. В России на эту тему только начинают размышлять.

Константин Лядов, хирург, реабилитолог , академик РАН: «Только сейчас пришло понимание, что при современных технологиях прооперировать человека недостаточно».

Рынок реабилитационных услуг в России выглядит так: 20% — частники, 80% — государство — поликлиники, больницы и специализированные центры. Особенно тяжело тем, кому реабилитация нужна непрерывно. На один курс в частной клинике уходят сотни тысяч рублей, и так по 2–3 раза в год. Поэтому слово «реабилитация» так часто встречается в заголовках благотворительных телесюжетов.

Татьяна Батышева, главный внештатный детский реабилитолог Минздрава РФ: «Конечно, сложность. Но я вам хочу сказать, Минздрав старается, но мы не можем за 1 минуту восстановить то, что развалили в 90-е».

Но стоит ли реабилитировать советскую реабилитологию?

Александра Славянская, директор благотворительного фонда «Счастливый мир»: «У нас до сих пор господствует физиотерапия, которую во всем мире не применяют с 60-х. Более того, она входит во все стандарты ОМС».

Кто из нас не был на сеансе электрофореза? В районную поликлинику кабинет физиотерапии перекочевал из советского санатория. Но работают ли без моря и пальм магниты, токи и ультразвук? Серьезной доказательной базы нет. На Западе методы считаются экспериментальными и в систему страховой медицины не входят. Отрасль пока сама как тяжелый больной. Ее вроде бы реанимировали, но реабилитировать рано.