• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти
// ]]>

Колония и разлука с детьми или отсрочка: что грозит виновницам смертельных ДТП

Колония и разлука с детьми или отсрочка: что грозит виновницам смертельных ДТП

Женщинам, устроившим автокатастрофы, грозит наказание. В Саратове мать двоих детей отправили в колонию, а в Вологде беременной отложили исполнение приговора на 14 лет, пока не подрастет ребенок. По схожим уголовным делам одни попадают за решетку, оставив на воле детей, другие получают многолетнюю отсрочку. Но почему она не для всех?

24347
4
Поделитесь этой новостью

Вера Андреева все еще переживает трагедию. Страшное и нелепое ДТП разделило жизнь ее семьи на до и после.

Вера Андреева, дочь погибшего Павла Фролова: «В результате ДТП погиб мой отец. Мама получила тяжкий вред здоровью. Она больше 2 месяцев пробыла в больнице».

Под машину 77-летний Павел Фролов с женой попали, стоя на тротуаре.

Вера Андреева: «В декабре они бы отметили 50 лет совместной жизни. Для нее это очень тяжело».

Виктория Чернова выезжала со второстепенной дороги и не заметила машину слева. От удара они вылетели на тротуар, сбивая людей. Суд признал Викторию виновной и назначил полтора года колонии-поселения.

Виктория Чернова, виновница смертельного ДТП: «На уже устный мой вопрос „а с кем я оставлю детей“ мне сказали, что у меня же есть родственники!»

У Виктории двое детей. Веронике, 7 лет, Арине меньше года. Виктория говорит, что согласна на любое наказание, лишь бы не расставаться с детьми.

Виктория Чернова: «Я ее кормлю грудью. Мы всегда вместе. Бабушки у нас все далеко. У меня никто никогда с детьми не остается. Я что с первой девочкой, что с Аришей, мы всегда все вместе. Никогда дети мои ни с кем не остаются. И сейчас я должна ее с кем-то оставить».

Виктория надеялась на отсрочку до 14-летнего возраста, но суд оснований для этого не нашел.

Виктория Чернова: «Я не могу оставить ее с родственниками, она грудная!»

Родственники погибших в автокатастрофах законно требуют наказания для виновников, но, по мнению психологов, наказывают в первую очередь оставшихся без мамы детей.

Жанна Сугак, детский врач-психолог: «До 3 лет у ребенка с мамой не разорвана психологическая пуповина. То есть это одно целое, поэтому дети могут очень остро реагировать. Они могут отказываться от пищи, они могут начинать болеть».

Согласно закону, решение давать отсрочку или нет принимает судья. И это его право, но не обязанность.

Сергей Пашин, федеральный судья в отставке, заслуженный юрист РФ: «Это мера гуманная, суд должен взвесить, стоит ли человек того, чтобы получить эту меру и в перспективе практически полное освобождение от наказания. Так что норма эта не является правом человека, а является возможностью суда смягчить наказание».

Но отсрочки приговоров для виновниц часто вызывают недовольство у родственников и недоумение общества. Дочь Иркутской чиновницы Анна Шавенкова задавила двух девушек на тротуаре и не бросилась оказывать им помощь, а начала разглядывать повреждения машины. Приговор ей отложили на 14 лет, а потом и вовсе отменили.

Юлия Пяткова, сестра погибшей в ДТП: «Получается, связи решают все».

Евгения Германова сбила трех человек на переходе, двое погибли. Пока шло следствие, она родила ребенка. Приговор: 4 года в колонии-поселения через 14 лет. Двоюродный брат виновницы, депутат Вологодской областной думы утверждает, что он решение не влиял.

Антон Гримов, двоюродный брат Евгении Германовой: «Лично я не вмешивался и никаких действий не предпринимал. Я не общался ни со следователями, ни с родственниками».

Лидия Фатыхова из Перми при обгоне столкнулась со встречной машиной. В ней погиб пассажир. Лидию, мать троих детей, отправили на год в колонию. Без всякой отсрочки.

Лидия Фатыхова, виновница смертельного ДТП: «Поехала, ничего не добилась. Не отсрочили. Нет оснований и все. Хотя есть основания. Я до сих пор понять не могу, почему нет оснований?»

Она отсидела от звонка до звонка, год разлуки с детьми вспоминает как страшный сон и не может сдержать слез.

Виктория Чернова собирает вещи. Говорит, что взяла бы детей с собой, но это невозможно. В России есть лишь несколько колоний общего режима, где работают ясли и детские сады. Женщина подала апелляцию в областной суд, этого заседания она ждала 2 долгих месяца. Это была ее последняя надежда остаться со своими девочками. Как выяснила программа «Главная дорога», суд постановил отсрочить отбывание наказания. Дети останутся с мамой, но за это придется заплатить — компенсация пострадавшим выросла вдвое.