• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

Матери похищенных детей просят изменить закон

Матери похищенных детей просят изменить закон

Тема, которая стала очень актуальной для многих родителей, — борьба за ребенка после развода. Например, жительница Подмосковья Екатерина Жейда добивается возможности воспитывать дочь. Де-юре после расторжения брака суд определил, что девочка будет жить с мамой. Де-факто папа забрал ее к себе и не разрешает экс-супруге даже подходить к ребенку без его ведома.

27556
1
Поделитесь этой новостью

Ни судебные приставы, ни полицейские повлиять на мужчину не могут: похищение вроде как есть, но считать похитителем отца нельзя — нет соответствующего закона. Однако у Екатерины появилась надежда: юристы предложили ввести уголовную ответственность для тех, кто не выполняет решение суда.

Пятилетняя Софья не живет с мамой уже больше года. Рыдая, женщина рассказывает, что ребенка забрал муж — и до сих пор грозится, что навсегда. И его, мол, совершенно не беспокоит, что после развода суд постановил: Софья должна жить с мамой. Отец намерен воспитывать Соню без участия бывшей жены. С тех пор мужчина разрешает экс-супруге лишь изредка созваниваться с девочкой: в определенные дни и часы, строго под его контролем.

Екатерина Жейда: «Она напугана, что я ее заберу от папы, потому что он ей сказал, что если мама придет с дядями приставами, хватайся за мою ногу и крепко держи. И ребенок в 5 лет напуган: мама придет, мама монстр вообще».

Сколько раз появлялась Екатерина у порога бывшего мужа с полицейскими — помочь они ничем не могут: ребенка забрал родной отец, что нельзя расценить, как похищение. Даже судебный пристав вмешивался, но и это ни к чему не привело. Действовать самостоятельно женщина боится: еще будучи в браке, она обращалась в полицию по факту домашнего насилия. Супруга за побои тогда оштрафовали. Ну, а как же теперь вернуть дочь? Получается, остается лишь ждать перемен на законодательном уровне?

Максимилиан Буров — один из авторов поправок, которые уже поддержали судебные приставы, но которые пока не приняты. Буров и его единомышленники требуют ввести уголовную ответственность за «семейный киднеппинг».

Максимилиан Буров, адвокат: «Это реально станет профилактикой подобных событий. Количество сократится в разы. Ни один бизнесмен не хочет драить унитазы, а в случае обязательных работ придется это делать. Я сам жертва внутрисемейного похищения. Ребенок не может без мамы. Не понимать это может только садист».

Поправки предложено внести в статью 315 Уголовного кодекса. А именно — наказывать не только должностных, но и физических лиц за неисполнение решения суда; и в статью 126-ю ввести уголовную ответственность за семейное похищение. Этого ждут женщины, разлученные с детьми и вставшие в отчаянии на колени. Вот одна из тех, кто запустил интернет-флешмоб «Я имею право обнимать своего ребенка».

Алина Брагина, основатель общества «Стопкиднеппинг»: «Даже если ты выигрываешь суд, у вас все равно равные права. Я поддерживаю новый закон об уголовной ответственности».

У Алины на руках — 12 решений суда о том, что дочь должна жить с ней, однако уже 7 лет мать разлучена с девочкой. Ребенка прячет отец — Григорий Казанский.

Алина Брагина: «Казанский находится в федеральном розыске в Интерполе за хищение 91 миллиона, моя дочь находится рядом с ним. И я ничего не могу сделать».

Не добившись справедливости, Алина Брагина основала сообщество «Стопкиднеппинг» — старается помочь вернуть в спорных ситуациях детей тому из родителей, кто имеет на это законное право. Возможно, сможет помочь и Екатерине — она так отчаянно призывает к миру бывшего мужа и его родителей, а те почему-то уверены, что только они могут воспитывать ее дочь.

Екатерина Жейда: «Давайте жить дружно. Дружно! Не будем ругаться. Она у нас одна, и мы должны как-то решить эту проблему».

Решить пока не поздно — пока психика ребенка не поломана окончательно. А вдруг удастся все-таки договориться по-хорошему?