• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

В Москве пенсионеры борются за свои квартиры с «профессиональными соседями»

В Москве пенсионеры борются за свои квартиры с «профессиональными соседями»

Рубен Антонян вынужден пробиваться в собственную квартиру с помощью лома и циркулярной пилы. Новые соседи, которые выкупили в ней долю, сменили замки и никого не пускают на порог. Решить проблему через суд оказалось не так просто — захватчики на заседание не явились.

44781
0
Поделитесь этой новостью

На то, чтобы попасть в квартиру, у рабочих ушло больше часа. Приехавшие на место полицейские сразу обратили внимание: новые соседи явно не желали, чтобы кто-то, кроме них, смог туда зайти, — на двери появились сразу три засова.

Новый собственник половины «двушки» — некто Александр Ножкин. Сам живет в Челябинске, но, по некоторым данным, исправно скупает доли в московских многоэтажках. А после вместе с подельниками фактически вламывается в квартиры, меняет замки и заселяет так называемых профессиональных соседей — в общем, делает все, чтобы жизнь истинных владельцев стала невыносимой.

Половина квартиры Антоняна принадлежала его падчерице Татьяне Карповой. Женщина умерла еще в 2016 году, доля перешла по наследству ее мужу. Но после смерти супруги его словно подменили. Спустя всего неделю после похорон он заявил о своих правах на жилплощадь, а потом и вовсе продал свою долю. Ее купил Ножкин, поселил туда людей с явно уголовным прошлым.

После того как двери вскрыли, выяснилось, что захватчики успели не только испортить мебель в квартире, но и прихватили с собой два телевизора. По факту кражи хозяева уже написали заявление.

Через несколько часов после того, как Рубен поменял замки, камера, которую он тоже установил в подъезде, запечатлела одного из жильцов: мужчина попытался открыть дверь, затем растерянно посмотрел в объектив, после чего неспешно удалился. Впрочем, вероятнее всего, он и его помощники сюда еще вернутся.

А семья Антоняна пока вынуждена жить в Наро-Фоминске у бабушки — ветерана Великой Отечественной. Теперь они боятся и за эту квартиру — выяснилось, что у умершей была доля и там.