• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти
// ]]>

В Бресте на еврейской братской могиле затеяли элитную застройку

В Бресте на еврейской братской могиле затеяли элитную застройку

Возведение многоэтажки в Бресте обернулось громким скандалом. На стройплощадке элитного дома обнаружили захоронение времен ВОВ. Активисты забили тревогу, ведь в годы войны на этом месте находилось еврейское гетто. Районная администрация должна была провести необходимую проверку перед тем, как дать ход строительству. Сейчас все работы приостановлены.

2543
2
Поделитесь этой новостью

Пока с одного края строительной площадки рабочие возводят фундамент первой секции, с другого военные поисковики поднимают сотни человеческих останков. Длится это второй месяц.

Дмитрий Каминский, командир 1-го специализированного поискового взвода Минобороны Республики Беларусь: «Перед расстрелом всех собирали и изымали вещи. Голыми расстреливали. На большой территории не было найдено одежды, дальше одежда попадается. Захоронены тела очень плотно. На 2 квадратных метра чуть ли не по 15 человек лежат».

Скандальная история будоражит белорусский Брест. Место под элитную застройку оказалось большой еврейской могилой. С точки зрения закона все в порядке, инвестор прошел все согласования. С точки зрения морали городские власти как минимум, догадывались, какое у этой площадки прошлое.

Регина Симоненко, председатель Брестского городского еврейского общественного объединения «Бриск»: «Уверена, что об этой информации знали. Просто думали, что пронесет. Я думаю так».

Городские власти уверяют, вести поисковые работы в авансовом режиме не имеют права. Да и средств на это никаких не хватит.

Алла Кондак, старший инспектор отдела культуры брестского горисполкома: «Конкретно сказать, что находилось именно в этом месте захоронение, мы не могли, потому что мы не знали где и когда. Сколько останков, мы тоже не знали».

Война для Бреста — это не только героическая оборона крепости, но и жуткая история еврейского гетто. Несколько кварталов в самом центре города местные жители иначе как «расстрельными дворами» не называют. С самого начала войны и практически до 18 октября 42-го здесь была уничтожена часть узников брестского гетто. Оно как раз располагалось в этом районе. Но никаких указаний на места расстрелов и захоронений не сохранилось. При этом останки находили и в 50-е, и в 60-е. И даже два подъезда 9-этажной «панельки» стоят на месте бывшей братской могилы. В середине 70-х оттуда извлекли останки 500 человек.

Колючая проволока, обязательные знаки отличия, принудительные работы. Брестское гетто, в этом смысле было типовым. Выбраться за колючку могли только дети и подростки, которые не носили желтые латы и пытались добыть хоть какую-то еду. Чаще всего ее отбирали.

Немецкая пунктуальность — это тщательный подсчет и документирование, а в финале тотальное уничтожение десятков тысяч человек. Гетто зачищали 4 дня. Большую часть евреев вывозили железной дорогой на Бронную Гору и расстреливали там. Слабых и больных казнили в городе прямо во дворах. Тогда сумели спастись всего 19 человек.

Расстрельный ров достигает 4 метров в ширину. В длину вырыли уже 40. Поисковики уверено называют цифры: здесь лежат больше тысячи человек. Не исключено, что копать придется и за пределами стройки. Затем военные обследуют весь периметр.

Дмитрий Каминский: «Мы всю площадку проверим с помощью техники. Здесь траншея пошла, проверяли, чтобы яма никуда не ушла. Все будем проверять».

Элитный новострой не отменят, но власти спешно поднимают все архивы и исторические источники, чтобы сохранить лицо. Есть данные, еще об одном захоронении поблизости.

Алла Кондак: «Когда мы найдем полностью границы раскопа и захоронений, когда будут извлечены все останки до последней косточки, только после этого будут продолжены строительные работы».

Еврейская община настаивает на том, чтобы на месте расстрела появился памятный знак.

Регина Симоненко: «Я не думаю, что это будет удручающе действовать на жильцов дома, которые будут знать, на какой территории этот дом стоит».

Местные власти опасаются отпугнуть инвесторов и говорят о компромиссах.

Александр Рогачук, председатель брестского горисполкома: «На местах могил не будет ничего кроме газонов, даже парковочных мест мы там не будем размещать, это уже само собой разумеющийся факт. А о том, чтобы историю гетто и память о жертвах гетто надо увековечить, мы уже сейчас задумываемся».

Впереди еще как минимум две недели поисковых работ. Затем останки будут перезахоронены на еврейском кладбище по иудейским канонам с землей, в которой их нашли. Чиновники же обещают, что отныне к каждому инвестиционному пятну застройки в историческом центре будет особый подход.