• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

В Петербурге возродили оперу по самой известной сказке Шарля Перро

В Петербурге возродили оперу по самой известной сказке Шарля Перро

Оперный театр из культурной столицы представляет премьеру оперы «Красной Шапочки» Цезаря Кюи, которую так ни разу и не показали публике еще в 1911 году.

505
1
Поделитесь этой новостью

Опера Цезаря Кюи явно сочинялась для первого показа вот в таких дворцовых интерьерах и была посвящена наследнику императорской короны цесаревичу Алексею. Почему мировая премьера «Красной шапочки» не состоялась 118 лет назад, история умалчивает, передает корреспондент НТВ Павел Рыжков.

Известно, что композитор только однажды в кругу друзей исполнил произведение на рояле. Постановок в театрах так и не было, хотя о существовании этой «Красной Шапочки» музыковедам было известно. Литературной части «Санкт-Петербург оперы» удалось найти клавир для фортепиано, отпечатанный еще в царское время. Поэтому над созданием полноценной партитуры для оркестра пришлось поработать.

Юрий Александров, народный артист России, художественный руководитель театра «Санкт-Петербург опера»: «Здесь мы писали новую аранжировку. Нам это сделал замечательный композитор Дробот. Мы больше года занимались подготовительными работами. Мы не делаем детский утренник. Мы делаем нормальный, очень сложный спектакль».

Скорее всего, Цезарь Кюи «Красную Шапочку» не завершил. В театре решили, что композитор был бы не против, если бы в этом спектакле прозвучали фрагменты из других его опер.

Оригинальной в первой постановке «Красной Шапочки» стала и режиссёрская трактовка либретто, созданного по мотивам сказки Шарля Перро. Главная героиня на глазах у публики превращается в шаловливую ведьмочку.

Такая версия оперы потребовала просто сказочных усилий в решении сценографии и костюмов. Наряды всех героев делались старым проверенным методом кутюрье — муляжным способом. По цвету ткани подбирались похожие на те, что носили в средневековье при дворе герцога Беррийского.

А вот головных уборах, похожих на корни сказочных деревьев, переплелись французский ар-нуво и русский модерн. А на одном из пней даже выросли грибы — как своеобразный реверанс мирискуссникам.