• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

«Корабля нет, работы нет»: как живут крымские рыбаки после ареста судна «Норд»

«Корабля нет, работы нет»: как живут крымские рыбаки после ареста судна «Норд»

Президент Украины Пётр Порошенко обещает: мы обеспечим свободу мореплавания в Чёрном море. Что это значит? То, что Киев снова может планировать конфликт.

2616
1
Поделитесь этой новостью

Американцы пообещали, что летом проведут в Чёрном море совместные учения. МИД РФ назвал идею неудачной, но генсек НАТО Йенс Столтенберг уже пообещал больше кораблей альянса в Чёрном море для поддержки Украины.

И европейцы, хоть и долго сопротивлялись, но утвердили против РФ санкции за Керченский пролив — в мягком варианте. Сергей Лавров заметил: получается, что ЕС не самостоятелен. Европейцы не ответили. Неважно. Теперь Белый дом объявляет: санкции будут, пока не вернете Крым и не отпустите арестованных в проливе моряков. Впрочем, Крым обсуждению не подлежит, а если говорить про людей, то есть российское судно «Норд», которое задержали даже не за нарушение границы или оружие на борту. Капитана держали почти год до тех пор, пока он сам просто не сбежал в Россию.

Между тем оставшаяся без корабля команда «Норда» скоро может и вовсе остаться без работы — ресурсы крымского рыбколхоза исчерпаны. Кажется, моряки сами удивлены, откуда все последние месяцы на предприятии вообще появлялись деньги.

Юрий Савельев, второй помощник капитана судна «Норд»: «Благодаря Лескову, нашему директору, пока мы на окладе. Не знаю, где человек финансы изыскивает. Но, по крайней мере, получаем аванс и получку».

Аванс и получка — своего рода материальная помощь. Рыбаки уже несколько месяцев не выходят в море — не на чем. «Норд» был единственным судном колхоза.

Сергей Лесков, директор рыбколхоза имени 1 Мая: «Корабля нет, работы нет. Если до возвращения капитана я как-то полагал, что мне удастся решить вопрос с наличием судна, то сейчас четко понимаю, что он вернулся, и если в ближайшее время нам никакой помощи оказано не будет, конечно, мы обречены на вымирание».

Само возвращение капитана «Норда» Владимира Горбенко похоже на детектив, который притворяется научной фантастикой. Сначала он пропал на Украине, где ждал суда и где за ним по пятам ходили агенты СБУ, а на минувшей неделе внезапно объявился в Керчи, буквально оглушив родных.

Евгения Горбенко, мать капитана судна «Норд»: «У меня приятельница, идем мы с ней, во двор заходим. Я говорю: „Вовочка!“ Мне показалось, маленький такой, щупленький. Я ей говорю: „Вовочка мой идет!“ Она говорит: „Ты что, Женя“. А он идет, улыбается. А у меня уже все, перехватило дыхание. Он только схватил: „Мамочка, мамочка!“»

И маме своей он рассказал историю своего побега точь-в-точь как всем остальным. Схематично и без лишних подробностей.

Владимир Горбенко, капитан судна «Норд»: «Я для себя решил, ну а что, если возьму и, никого не оповещая, попробую. И так поехал с пересадками, потихонечку, так добрался до пропускного пункта, предъявил свой российский паспорт. По факту получилось удачно».

Пока его удерживали на Украине, в Крыму умер младший брат. А младшая дочь капитана научилась разговаривать. Четырехлетняя Полина не отпускает теперь от себя отца ни на шаг.

«Новоазовец» — название другое, но корабль — один в один «Норд», на котором 25 марта прошлого года рыбаки вышли в море, не понимая, насколько затянется этот поход и как он изменит не только их жизнь — всю отрасль в регионе. Команду «Новоазовца», как и других рыбаков по обе стороны границы, захват «Норда» не то что шокировал — в тот день все поняли: жить как прежде уже не получиться. Если бы судно задержали за браконьерство, это одно. Но людей по сути арестовали только лишь потому, что они крымчане.

Юрий Савельев, второй помощник капитана: «Они все давили на то, чтобы я признался, что Крым аннексирован, что я украинец, что это был захват Крыма, вот такие дела. Мне 62 года. 40 лет на море. Больше половины жизни я провел на море — 40 лет. И как понять политику, ну, зачем?»

Адвокат капитана «Норда» уверен: весь смысл акции — напугать крымских рыбаков и лишить их профессии.

Александр Руденко, адвокат Владимира Горбенко: «Большое преступление, которое касается не только Горбенко, но и всех моряков. То есть таким образом создали бы прецедент для всех моряков. И по сути лишили бы их своего заработка, повседневного занятия».

В итоге проиграли действительно все: российских рыбаков вынуждены теперь охранять пограничники, а украинские суда опасаются никому не нужных проверок.

Во всем, что касается Крыма, поступки украинских властей отнюдь не всегда укладываются в логику практического смысла, а часто и вовсе безрассудны. И в период предвыборной кампании риски растут.

Михаил Погребинский, политолог: «Я думаю, что проблемы с Керченским проливом или любые другие провокации возможны в случае, если это потребуется Петру Порошенко во время избирательной компании. Когда он поймет, что ему нужны какие-то дополнительные меры, кроме его административного ресурса, чтобы пройти во второй тур».

Один из возможных сценариев — о нем в Киеве говорят неустанно — снова пойти на прорыв Керченского пролива.

Пётр Порошенко, президент Украины: «Я не буду вам говорить, когда именно это будет, потому что через пролив пойдут только добровольцы. Я не исключаю, что там будут и журналисты. Я не исключаю, что там будут эксперты ОБСЕ. Но мы точно пойдем, точно будем отстаивать свободу мореплавания, и правда будет с нами».

Говоря о свободе мореплавания, Пётр Порошенко, конечно, лукавит. Свобода отличается от анархии. Свобода мореплавания — это то, на что рыбаки судна «Норд» имели полное право. Но не пересекая чужих границ, не занимаясь браконьерством или контрабандой, они на долгие месяцы оказались на Украине по сути в заложниках. А теперь остаются без «Норда» и без работы.