• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 23552
    • 30

    Искалеченный на «спарринг-приемке» в ОМОН парень заново учится ходить

    Искалеченный на «спарринг-приемке» в ОМОН парень заново учится ходить
    • Искалеченный на «спарринг-приемке» в ОМОН парень заново учится ходить
    • Влад Сташевский попросил о встрече с брошенным 20 лет назад сыном
    • В «Векторе» рассказали о последствиях неудачного испытания вакцины
    • Нужно ли выключать компьютер на ночь?
    • Машины-двойники: есть ли способ борьбы с точными копиями автономеров
    • Неуловимого «поволжского маньяка» вычислили с помощью геномной экспертизы
    • Деревенский садист-насильник до смерти запытал 18-летнюю в гараже
    • Татьяна Васильева жалеет, что судилась с невесткой из-за квартиры
    • Пожар не потушен: что грозит Карабаху без российских миротворцев
    • Кофе: все о главном напитке современности
    • Первая потеря Дрожжиной и Цивина

    Процесс против бывшего сотрудника ОМОНа, который довел своего подчиненного до комы, стартовал в тюменском суде — спустя четыре года после возбуждения уголовного дела. Экс-командира взвода Владимира Бутра обвиняют в превышении должностных полномочий и причинении тяжкого вреда здоровью. После спарринга с ним новобранец Иван Голиней перенес трепанацию черепа и получил инвалидность. Это был его второй день на службе.

    Поделитесь этой новостью

    Мать искалеченного бойца Наталья Голиней рассказывает, что сын мечтал служить в спецподразделении, но при первой попытке не смог сдать нормативы. Устроился во вневедомственную охрану и спустя год наконец подписал долгожданный приказ о переводе в отряд особого назначения. Оказалось, что это формальная процедура, а есть еще и некий «командирский кастинг».

    Наталья Голиней, мать Ивана Голинея: «Их сразу предупредили в отделе кадров: командир отряда Сидорчик ввел обычай — нужно отстоять спарринг-приемку. По две минуты с тремя бойцами каждый».

    Ей позвонили врачи ведомственной больницы. Сказали, что во время тренировки сыну попали волейбольным мячом по голове и теперь оперируют. Это потом она увидела медицинское заключение: перелом позвоночника, закрытая черепно-мозговая травма, гематомы по всему телу. Оказалось, что после спарринга Иван потерял сознание. Его волоком утащили в казарму, где он пролежал почти пять часов. В госпиталь он поступил уже в состоянии глубокой комы.

    Наталья Голиней: «Я думаю, они на это и надеялись. Что парень не выживет и ничего не сможет сказать. Он пришел в себя почти через месяц. В реанимацию меня практически не допускали. Когда его вывезли — он ничего не говорил, но все понимал. Палец показывал: один — „да“, два — „нет“».

    Ваня молчал полтора года. Первым его словом было, как и в младенчестве, «мама». Тогда, признается Наталья, она и поняла, что обязана наказать виновных. Наняла логопедов, и спустя несколько курсов занятий сын смог дать показания. Но обвинения почему-то предъявили только бывшему командиру взвода — Владимиру Бутру, хотя против Ивана тогда вышли три человека. Расследование уголовного дела несколько раз приостанавливали. Ведь первая экспертиза показала, что новобранец упал «с высоты собственного роста» и, получается, сам нанес себе травмы. И лишь в ходе четвертого медицинского исследования специалисты подтвердили — Ивана избили и вовремя не оказали помощь. А его сослуживцы молчали и теперь даже не приходят к нему.

    Наталья говорит: самое страшное, что ее сын не единственный, кто пострадал в ходе таких «спаррингов», давно, кстати, запрещенных. Так, в мае 2017 года Владислав Елфимов устроился на на службу в спецназ тюменского УФСИН и спустя несколько дней был госпитализирован после сдачи нормативов по физподготовке. Его дело также передано в суд, а сам он, как и Иван Голиней, учится заново ходить и говорить.