• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Блокадники позвали осудившую торжества немецкую журналистку в Петербург

    Блокадники позвали осудившую торжества немецкую журналистку в Петербург
    • Блокадники позвали осудившую торжества немецкую журналистку в Петербург

    Редко по какому вопросу в российском обществе можно наблюдать такое единодушие. Впрочем, очень многие очень любят подискутировать по любым вопросам. Кто бы, например, мог подумать, что предметом споров вдруг станет годовщина снятия блокады Ленинграда?

    Поделитесь этой новостью

    Журналистка немецкого издания Süddeutsche Zeitung Зильке Бигальке выпустила статью под заголовком «Москва злоупотребляет памятью о Ленинграде» и даже намекнула: сдай русские Ленинград, жертв было бы меньше.

    Сразу несколько российских политиков уже выступили с комментариями. А блокадники пригласили немецкую журналистку приехать к ним в город, чтобы та смогла посмотреть им в глаза и послушать рассказы о военных временах.

    О том, что шествие — прекрасная возможность напомнить всему миру о блокаде, потому что стали забывать, и больно от этого блокадникам, прошедшим весь этот ад, говорит потрясающая актриса, на счету которой сотня ролей в кино и театре, «жемчужина смеха», как ее называют коллеги, Кира Крейлис-Петрова. К началу блокады ей было уже 10. Тот возраст, когда дикости и зверства въедаются в память навсегда. Люди от голода теряли разум.

    Страшное, всепоглощающее чувство голода, когда ты готов есть землю. Так было в блокадном Ленинграде. Думали, она впитала в себя сахар с Бадаевских складов. Мы себе можем только представить, а они всю жизнь не могут забыть.

    Кира Кейлис-Петрова: «Мне дали махонький кусочек, довесочек, и я думаю, как его съесть, мама же не знает. И тут рука цоп — мальчишка схватил и стал рвать руками. Ужас, я так дралась за этот кусок, как тигр».

    Выжить удалось благодаря тому, что семья Киры Александровны жила не в центре Ленинграда, а недалеко от Невского пятачка, который занимали наши военные и, уходя в увольнительные, делились пайками.