• ТВ-Эфир
  • Хит
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

За похищенную жену миллионера потребовали выкуп в криптовалюте

За похищенную жену миллионера потребовали выкуп в криптовалюте

Загадочная криминальная драма потрясла тихую Норвегию. Из собственного дома похищена 68-летняя супруга миллионера. Выкуп потребовали в криптовалюте. Преступников ищут и местные полицейские, и Интерпол, но ни улик, ни зацепок практически нет. Следствие зашло в тупик.

3125
0
Поделитесь этой новостью

Коммуна Лёренскуг населением около 30 тысяч человек, что в пригороде Осло, — одно из самых спокойных мест в мире. Ни высоких заборов, ни сигнализации, без охраны даже дом миллионера. Похитители оставили внутри записку с суммой выкупа. Деньги — около 10 миллионов долларов — потребовали перевести в криптовалюте.

Бизнесмен Том Хаген занимается недвижимостью и энергетикой. Его состояние оценивают в 200 миллионов долларов, но полиция, опасаясь за безопасность Анны-Элизабет, отговорила Хагена платить вымогателям. Уверенности в том, что она до сих пор жива, у стражей порядка нет. Связь с похитителями установлена, но только через Интернет.

Томми Брёшке, инспектор полиции: «Контакт с похитителем есть, но очень ограниченный. Словесного контакта не было».

Летом в одном из деловых изданий вышла статья о финансовых успехах Хагена. Полиция не исключает, что эта публикация привлекла внимание преступников. Подозреваемых пока нет. Одна из немногих зацепок — запись с камеры наблюдения, установленной у офиса бизнесмена. Полиция выясняет, что за люди бродили там в день похищения. Расследование длилось более 2 месяцев в режиме строгой секретности. Нарушили его в надежде, что откликнется кто-нибудь из случайных свидетелей. Новость стала шоком для всех, кто знает семью миллионера.

Рольф Арне Летвик, сосед Анны-Элизабет Фалкевик-Хаге: «Все взволнованны и напуганы. Мы теперь ходим, оглядываясь по сторонам».

К поискам преступников подключился Интерпол. По словам адвоката семьи, родные Анны-Элизабет доверяют полиции и одобряют методы ведения расследования. При этом ни ее муж, ни трое детей с журналистами не общаются.