• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

Brexit is coming: Северная Ирландия боится остаться без защиты Лондона

Brexit is coming: Северная Ирландия боится остаться без защиты Лондона

Евросоюз утвердил план выхода Британии в свободное плавание, восстание депутатов против Терезы Мэй отложено, но Евросоюз угрожает: если отстанете от расписания, заплатите еще 10 миллиардов. Независимость от кого готовы вновь отстаивать с оружием в руках и бывшие боевики ИРА, и лоялисты-протестанты в Северной Ирландии?

1169
1
Поделитесь этой новостью

Пока Тереза Мэй идет в зал, у нее все еще сохраняется надежда, что ее доводы услышат, что каким-то образом кризис удастся разрешить. Она идет, и это те самые шаги к разводу, который она хотела бы провести полюбовно.

Джонатан Фрейер, британский писатель, телеведущий: «Развод удался. Она все выдержала, поблагодарила, дома объяснила, что утвержденный набросок сделки еще может быть доработан. Что это — только экономическая часть, а потом — все остальное».

Саймон Ашервуд, профессор университета Суррея: «Но все остальное — это и есть самое сложное, ведь в плане так и нет решения, а что с границей с Евросоюзом, которая пройдет между Северной Ирландией и Республикой Ирландия».

И когда сторонники плана угрожают — или так, или никакого вам Brexit, — уже Шотландия и Ирландия отвечают: нет, ищите нормальные варианты, или страна развалится. А в газетах заголовки: «Хватит думать о судьбе премьер-министра, пора думать о стране».

Здесь каждый камень помнит, как было, когда была война. Дэнни рисовал на стенах про борьбу за единую Ирландию в Западном Белфасте. Марк — про борьбу за единство с Лондоном — в Восточном. И здесь у стен не уши, а глаза, потому что на этих стенах лица тех, кого здесь считают героями сопротивления. И это не культ мертвых — это, скорее, часть генетического кода и часть мягкой силы, потому что это культ скорее тех, кто сопротивлялся и пытался добиться независимости Северной Ирландии от Лондона.

В Восточном Белфасте стены тоже помнят: здесь свои герои и их борьба по девизом «Мы имеем право защищать свои права», здесь хотят быть частью не Европы, а до сих пор Объединенного Королевства. И как часть национального духа здесь преподносится именно проект «Титаник» — тот самый, который строили те, кто жил в этих протестантских районах, то есть те, кто был предан лично короне.

И здесь помнят не только соглашение Страстной пятницы, которое было подписано ровно 30 лет назад и которое установило здесь хрупкий мир, а гарантами этого соглашения были Америка и Евросоюз. Здесь помнят и применение отравляющих газов против северных ирландцев в тюрьме Лонг-Кеш, а это британские граждане. Здесь помнят и расследование «Красного креста» о нечеловеческих условиях их содержания. Здесь помнят и о десятилетиях противостояния и вооруженной борьбы, здесь помнят все. Обе стороны как раз и боятся, что это может вернуться в любой момент.

Марк Эрвин, художник, сторонник протестантов и юнионистов: «Нас просто превратили в разменную монету наши же политики. Когда говорят — мы не поддержим Терезу Мэй, они же прекрасно понимают, что торгуют голосами. Мы убивали тех, кто был против единой Британии. Вы думаете, у нас не хватит духу выйти на улицы?»

И получается, что те, кто воевал с собственными братьями с оружием в руках за право быть частью британской короны, те, кто всегда знал, что нужно слушаться приказов из Лондона, сейчас чувствуют себя преданными, ведь и в Северной Ирландии, и в Шотландии, и в Уэлсе эти люди знали, они — национальное меньшинство, а большинство их защитит, ведь англичан 50 миллионов. Но простая статистика: в Северной Ирландии полтора миллиона ирландцев, они думали, что в случае чего их защитят братья из-за океана, ведь в Америке ирландцев 35 миллионов.

Но сейчас и лоялисты, которые хотят быть частью британской короны, и республиканцы, которые хотели бы отколоться, уже получают ирландские паспорта, потому что они уверены: сейчас их может защитить только Европа.