• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 1465
    • 0

    Советский лозунг в немецком исполнении

    Советский лозунг в немецком исполнении
    • Советский лозунг в немецком исполнении
    • Мария Максакова высказалась о скандале с Цивиным и Дрожжиной
    • Вдова Баталова ответила на обвинения Цивина и Дрожжиной
    • Первая потеря Дрожжиной и Цивина
    • Сестра Быстрицкой увидела связь между аферами с наследством актрисы и Баталова
    • Карпович отказывается говорить о состоянии избитого Прилучного
    • Как Цивин «откармливал» наследницу Харитоновой, а потом послал ее матом
    • Машины-двойники: есть ли способ борьбы с точными копиями автономеров
    • Кофе: все о главном напитке современности
    • Самый дорогой подарок: как Киркоров отметил день рождения дочери
    • COVID-19 не отступает: в Индии — нехватка могил, в ЕС и Америке — эпидемия протестов
    • Поколение TikTok: как стать миллионером за 60 секунд
    • Темная история: коллеги Прилучного — об избиении актера

    Белоруссия хоронит немецких солдат, погибших в годы Великой Отечественной. На кладбище в Могилёвской области их несколько тысяч. Но это не братская могила — имена большинства из них известны.

    Поделитесь этой новостью

    Белоруссия хоронит немецких солдат, погибших в годы Великой Отечественной. На кладбище в Могилёвской области их несколько тысяч. Но это не братская могила — имена большинства из них известны.

    Рассказывает корреспондент НТВ Георгий Гривенный.

    Николай Гусев, житель села Кононовка: «Я говорю, я думал, что уже унес кто плиты. Плита не видна».

    Николай Герасимович с утра проверяет, на месте ли табличка на немецком кладбище. Ее лет 20 назад в белорусском селе Кононовка поставили потомки погибших солдат вермахта, чтобы показать: война закончилась. Немецкие солдаты «покоятся» здесь, а советские — всего в пяти километрах, надо с этим смирится. Но память все равно так просто не сотрешь.

    Николай Гусев, житель села Кононовка: «Фашисты здесь трех человек наших из деревни расстреляли. Было очень плохо. Нас всех выгнали в Быховский район. Стали мы беженцами».

    В это же время немец Вольфганг Браст пишет на крышке очередного картонного гроба порядковый номер: 17424. На большом немецком кладбище в Белоруссии готовится еще одна большая церемония захоронений. Его дедушка погиб в мае 45-го, не дожив всего неделю до капитуляции Германии. Внук — бывший солдат армии ГДР — теперь следит за тем, кто, где и как из немецких солдат будет лежать в белорусской земле.

    Вольфганг Браст, сотрудник Народного союза Германии по уходу за воинскими захоронениями: «У каждого солдата, захороненного здесь, есть свой номер. Мы можем сказать любому обратившемуся к нам родственнику: „Ваш отец лежит блок 11, ряд 9, место 13“. И точно на этом месте можно будет положить венок и цветы, прямо на том месте, где он лежит».

    Сначала хочется все это назвать привычным словосочетанием «братской могилой», но немецкие поисковики поправляют: это не братская могила. Ведь братская могила — это когда неизвестно кто и неизвестно где лежит, а здесь известно имя каждого.

    Именно здесь лежит 923 человека, а всего на кладбище в деревне Щатково — 14 тысяч 719 солдат. Вот такой советский лозунг «Никто не забыт, ничто не забыто», только в немецком исполнении. Такая точность поражает. Особенно на фоне работы тех поисковиков, которые откапывают захоронения красноармейцев в этой же земле.

    Вольфганг Браст иллюстрирует контраст: медальоны металлические, со всеми данными бойца, которые немецкие солдаты просто обязаны были носить на своем теле.

    Вольфганг Браст: «Вот такой медальон. Когда солдат погибает, верхняя часть остается на нем, нижняя — отправляется в штаб».

    Вячеслав Грибайлов, сотрудник Народного союза Германии по уходу за воинскими захоронениями: «У советских солдат с зимы 42-го года отобрали эти капсулы, где были полные данные, а выдали красноармейские книжки, которые сохраняются максимум полгода, а дальше трудно установить и кто он, и где он. Безымянным он остается».

    Но теперь, после рассекречивания архивов Минобороны, с появлением Объединенной базы данных в Интернете, имена советских солдат установить гораздо проще. Но и солдат вермахта у Кононовки отыскать еще легче: и записи в архивах сохранились, и медальоны. Николай Герасимович говорит, что провожают этих немцев уже без злобы.