• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Дочь милосердия: почему Нюта Федермессер выбрала себе жизнь рядом со смертью

    Дочь милосердия: почему Нюта Федермессер выбрала себе жизнь рядом со смертью

    Основатель фонда «Вера» Нюта Федермессер помогает тем, кого уже нельзя вылечить, позволяет им избавиться от мучительной боли и унижений, а также борется с системой, которая до сих пор не может принять то, что помощь умирающим — это не благотворительность, а обязанность государства.

    8106
    0
    Поделитесь этой новостью

    Анна Федермессер родилась в 1977 году в Москве в семье врачей Константина Федермессера и Веры Миллионщиковой. Сама себя с детства она называет Нютой. По образованию она театральный переводчик-синхронист, работала учителем английского в московской школе, возглавляла международный отдел театрального фестиваля «Золотая маска», была помощником вице-президента компании ЮКОС, а в 2006 основала и возглавила благотворительный фонд помощи хосписам «Вера», в 2013-м закончила Сеченовский университет по специальности «организация здравоохранения», в 2016-м стала руководителем центра паллиативной помощи департамента здравоохранения Москвы.

    Татьяна Миткова, ведущая программы «Крутая история»: «Нют, вы сказали, что у вас сегодня была очень тяжелая ночь, бессонная ночь. Это с работой как-то связано? И вообще таких ночей у вас много?»

    Нюта Федермессер, основатель фонда «Вера»: «Она не была тяжелая, она была бессонная, потому что много было работы. Это не то чтобы какое-то там ЧП, как иногда бывает. Просто, наверное, в 21:00 вечера уже разошлись все люди, все встречи закончились, можно было выдохнуть и поработать. Но как-то вот работа продлилась до 6 утра. Но я люблю такие ночи, потому что в тишине можно действительно много сделать».

    Фонд «Вера», 12 лет назад созданный Нютой, собирает около 500 миллионов рублей в год на поддержку хосписов и больных, которым нужно помочь. Государство на эти цели в 2017-м потратило примерно 20 миллионов. Паллиативную помощь в России получает лишь треть нуждающихся. Минздрав планирует через 3 года довести количество паллиативных коек до 14 тысяч. Это по одной на 10 тысяч человек. По качеству и доступности такой помощи мы на 48 месте в мире из 80.

    Татьяна Миткова: «Откуда вообще вот этот вот термин взялся, „паллиативная помощь“»? Почему перестали говорить или не говорят вот проще «уход за умирающими»?

    Нюта Федермессер: «Никогда не думала вообще-то, можно говорить „уход за умирающими“, но, может быть, просто не каждый человек хочет, чтобы его называли умирающим. Многие сейчас говорят, что хоспис и паллиативная помощь — это разное. Это не так. Слово „хоспис“ происходит от латинского, а в английском это слово hospitality — „гостеприимство“, hospice — это странноприимный дом.

    Сесилия Сандерс затеяла это все в Великобритании, она сделала первый хоспис. В 1968 году, кажется, году, если я не ошибаюсь, к ней приехали из Канады люди, которые там делали что-то подобное, и они сказали: вы понимаете, мы не можем в Канаде это назвать хосписом. У нас есть в Канаде хосписы, и это такие вот как бы странноприимные дома для людей с тяжелым прошлым (криминальным прошлым, еще каким-то). Тогда появилось слово „паллиатив“ от pallium, в переводе „плащ“, „плащаница“, которая окутывает страдающего, и закрывает абсолютно его вот все. Потому что это не только медицина, это не только социалка, это и душа, и психология, и духовность. Это юридическая поддержка, это финансовая поддержка».

    Нюта Федермессер выбрала себе жизнь рядом со смертью. Она рассказала в программе «Крутая история» о своей семье, работе и врагах, а также о том, что такое паллиативная помощь и почему она может оказываться не только в хосписе, но и дома.