• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

Что вам найти?

Найти

Милиция парализована корпоративной халатностью

Милиция парализована корпоративной халатностью

В Петербурге сотрудники и бывшие офицеры МВД пытаются изменить систему правоохранительных органов.

1733
0
Поделитесь этой новостью

Лучшие умы придумывают новый закон о милиции. Министерство внутренних дел готовит концепцию, которая уже в ближайшее время будет размещена на официальном сайте МВД. На изменение ситуации в рядах правоохранительных органов отведено девять месяцев.

Глава ведомства Рашид Нургалиев призвал россиян поучаствовать в создании нового закона. Министр пообещал, что каждый голос будет учтен и услышан. Главным тезисом нового закона станут слова: «Не граждане для милиции, а милиция для граждан».

Между тем, не дожидаясь законодательного разрешения, двое петербуржцев — прапорщик Наталья Григорьева и бывший следователь Андрей Макаркин пытаются сломить систему самостоятельно.

Корреспондент НТВ Алексей Кобылков встретился с первопроходцами.

Собирая вместе с дочкой пазл, она говорит: «У меня аналитический склад ума, я была бы хорошим криминалистом».

Прапорщик Наталья Григорьева борется с преступностью уже 25 лет в Управлении связи. И борется за свои права с тех пор, как столкнулась с дискриминацией.

Наталья Григорьева, сотрудник Управления связи ГУВД: «Мне, будучи одной женщиной в подразделении, как-то было сказано начальником: „Баб мне не нужно“. И меня перестали брать на мероприятия. Я занималась подготовкой аппаратуры в отделе, но те, кто ездил на мероприятия (мужчины), они получали премии».

У ее дочки Оли сложная болезнь целиакия и оформленная инвалидность. Недавно государство предоставило им путевку в Сочи на август. Начальство сказало: «Пойдешь в апреле». Она пошла на принцип и уехала в августе.

Наталья Григорьева, сотрудник Управления связи ГУВД: «Простых рядовых сотрудников абсолютно не уважает руководство. У нас, как крепостничество».

Присутствовать на мероприятиях — одна из обязанностей бывшего следователя и сегодняшнего муниципального депутата Андрея Макаркина. Это помимо основной работы с населением.

Работая в Университете МВД, он с двумя друзьями организовал профсоюз. Продержались, говорит, несколько месяцев. Но даже за это время сумели восстановить одного незаконно уволенного сотрудника, разобрались с проблемами в общежитии и дежурной части.

Андрей Макаркин, депутат МО «Оккервиль»: «Одним из заявлений, который делал наш профсоюз, была необходимость бороться со злоупотреблениями и коррупцией. Начальство отвечало, что факты, проверенные вами, не получили подтверждения. Прошло два года, но как это не смешно звучит, как раз те люди, на которых мы показывали, стали фигурантами по уголовному делу».

Андрей Макаркин из милицейской семьи. Но работать в милиции сейчас не видит никакой возможности. Даже не по причине зарплат — 15 тысяч для офицера, — а потому что удивляется, как можно отстаивать чужие права, если почти все боятся отстаивать свои.

Наталья Григорьева, сотрудник Управления связи ГУВД: «А я не боюсь, потому что, во-первых, мне до пенсии осталось всего два года, во-вторых, я — мать-одиночка. Ребенок маленький, и государство меня немножко защищает».

Она тоже пыталась создать профсоюз, но никто не пошел: все держат в уме объявленные сокращения 20 процентов состава ГУВД. Поэтому просто создала сайт, на который пишет статьи с заголовками вроде «Не молчать, не быть быдлом».

Наблюдая за маминой борьбой, Оля решила, что будет парикмахером, а в милиции работать не хочет.

Оля Григорьева: «Раньше порядок охраняли, а сейчас сами его нарушают».

Несовершенство сегодняшней системы ГУВД признают сегодня на самом высшем уровне. Однако то, что в Петербурге ее осмеливается критиковать только прапорщик, мать-одиночка с ребенком-инвалидом, говорит, конечно, и об устойчивости этой системы, и о настоящей корпоративной солидарности в рядах милиционеров.