• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 16343
    • 0

    Омские врачи перепутали пациентов, один скончался

    Омские врачи перепутали пациентов, один скончался
    • Омские врачи перепутали пациентов, один скончался
    • В Иркутске приемные родители судятся за возвращенную родной матери дочь
    • Убитая мужем чиновница из Башкирии регулярно жаловалась на избиения
    • Кортеж Эрдогана прибыл во Львов
    • Супруги из Ростова-на-Дону подожгли машину полицейского с символом Z
    • Минобороны РФ: действия Киева на Запорожской АЭС могут привести к новой Фукусиме
    • Дым от лесных пожаров окутал Москву, Рязань и Нижний Новгород
    • В Севастополе ищут авторов секс-видео из местного ночного клуба

    В Омске 10-летняя девочка умерла после инъекции лидокаина. В том же городе всего одна буква в фамилии пациента больницы стоила ему жизни. Кто ответит за гибель пациентов?

    Поделитесь этой новостью

    В центре внимания правоохранительных органов оказались сразу два шокирующих случая в больницах Омска. Следственный комитет возбудил уголовное дело для расследования гибели 10-летней девочки, которая умерла в больнице после инъекции лидокаина. Прямая связь с уколом пока не доказана, идет разбирательство. По одной из версий, у ребенка оказалась сильнейшая аллергия на препарат. Девочка ждала своей очереди на пересадку почки, но до операции не дожила.

    А в другой омской больнице одна буква в фамилии пациента стоила ему жизни. Подробности этой истории узнал корреспондент НТВ Андрей Гордеев.

    Эта история начиналась вполне заурядно: 60-летнему Сергею Сергеевичу Шульпину стало плохо. Скорая помощь отвезла его в больницу с инсультом. А утром доктор вдруг ошарашил родных, заявив им, что это был не инсульт, а аппендицит.

    Татьяна Алабугина, сестра Сергея Шульпина: «Трубку взял доктор, который его оперировал. Говорит, ему нужен пояс после операции. Я говорю: да он же худой. А врач отвечает: „Да нет, он у вас упитанный“».

    Посещения запретили из-за карантина. Родные могли только передавать необходимое, а на третий день отправили телефон. Вот с него-то им и позвонил совершенно неизвестный молодой человек. Тоже Сергей Сергеевич, но не Шульпин, а Шульгин.

    Сергей Шульгин: «Начал разговаривать, спрашивает Сергея Сергеевича. Я говорю: „Очень приятно, я — Сергей Сергеевич, а фамилия Шульгин. Я ей всю ситуацию объяснил“».

    Выяснилось, что медики перепутали: Шульгин и Шульпин поступали в одно и то же время. Шульгина с аппендицитом приняли, а для Шульпина с инсультом не нашлось места. Его отправили в другую больницу, не предупредив родных. И пока те носили передачи постороннему человеку, в этой другой больнице пенсионера записали в бездомные.

    Екатерина Ковычко, сестра Сергея Шульпина: «Спрашиваю, где 405 палата? Меня спрашивают, к кому я. Я говорю: „К Шульпину“, и слышу: „А, к бомжу этому“. Сказали, что числится как бомж, что поступил голый и без документов».

    Сестра утверждает, что его как приняли за бомжа, так за ним и ухаживали, так и лечили.

    Екатерина Ковычко: «Когда мы зашли в палату, увидели: все мужики лежат нормальные. А наш, действительно, как бомж: грязный, весь в крови. Простыни в крови».

    Теперь-то врачи отнекиваются, говорят, что лечили, как положено. И что бездомным его не считали. А еще обвиняют родственников, что те так долго не приходили. Не отвечая при этом на вопрос, почему они вообще так и не позвонили его родным.

    В свою пользу врачи приводят убийственный аргумент: так хорошо лечили, что на шестой день выписали. Сразу после этого Шульпин попал в другую клинику, где пытались ему помочь, но уже не смогли.

    Подробности — в репортаже «Итогов дня».