• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти

    Осторожно, окрашено!

    Осторожно, окрашено!

    Лаврушинский переулок Москвы, что возле Третьяковки, превратился в большую художественную мастерскую.

    1071
    0
    Поделитесь этой новостью

    Сегодня Лаврушинский переулок Москвы, что возле Третьяковки, превратился в большую художественную мастерскую. Андрей Бартенев, Сергей Цигаль, их собратья по цеху, а также знаменитости, не имеющие прямого отношения к изобразительному искусству, разрисовывали скамейки…

    Это продолжение благотворительной акции, которая называется «Лавка мира». До 1 ноября хэнд-мэйдные скамейки останутся на улице, потом арт-объекты продадут на аукционе, деньги от которого пойдут детским домам.

    Корреспондент НТВ Георгий Гривенный наблюдал за творческим процессом.

    Эта раньше танцевать на лавочке считалось хулиганством и порчей имущества. Теперь без этого «Лавку мира» от Андрея Бартенева и Вероники Пономаревой представить нельзя. И даже ботинок не жаль и ради искусства, и ради этой выставки. Ведь где еще художникам вопросы задают не репортеры, а сами зрители.

    Женщина: «Я бы хотела узнать, а что потом будет с этими лавочками?»
    ???«Они здесь останутся до 1 ноября».

    Один из мастеров арт-эпатажа, Бартенев, кроме того, представил здесь автопортрет.

    Андрей Бартенев, художник «Два года назад я нарисовал полярную собаку, которая видела полярного медведя. Год назад я нарисовал медведя, который видел собаку. Теперь в моем автопортрете можно увидеть и полярную собаку, и белого медведя».

    Лавочку рядом «занял» Сергея Цигаль. Группа горных животных шествует к вершине по шоссе. Смысл пусть ищут искусствоведы.

    Сергей Цигаль, художник: «Люди ходят, смотрят, кому-то нравится, кому-то нет. Главное, не с ножичками ведь бегаем и не в домино играем».

    Вот он, парадокс искусства — вроде бы целый бульвар, и много лавочек: первая, вторая, десятая, но ни на одну не сядешь. Не потому что окрашено, а потому что так окрашено. У «Лавки мира» свой, особый мир, который предполагает контакт с душой, а не с некоторыми частями тела зрителя.

    Выходившая из Третьяковской галереи публика, казалось, не должна была еще «отойти» от встречи с классикой. Но и «скамеечный перфоманс» она сразу признавала.

    Школьница: «Эту замечательную кладовку нарисовали дети, маленькие дети нарисовали эту замечательную кладовку».

    Детские мотивы и в работе Александра Захарова. Плюшевые медведи расстреливают нечто похожее на крокодила. «Разделенный на несколько частей святой Георгий убивает дракона».

    Александр Захаров, художник: «У моих детей всегда автоматы и куклы лежат рядом, сваленные в одну кучу».

    Некоторые лавочки можно было даже… послушать.

    Михаил Козырев, радиоведущий: «Лавка универсальная, обвиняющая советские радиоприемники. Помните, такие были шкалы, на них были кучи написаны разных городов, и сколько ни крути, ни один город нельзя было, везде был статический белый шум».

    И казалось, что на все многообразие «лавок мира» из-за забора галереи как-то задумчиво смотрел памятник ее основателю.

    Андрей Попов, организатор международного художественного проекта «Лавка мира»: «Как Третьяков на это смотрит? я думаю, так же, как и все, — с интересом. А интерес — это жизнь. Посмотрите: на небо нет солнца, а все светится».

    После этого даже в огромной очереди в Третьяковку нашлись желающие не особо спешить на встречу с высоким искусством.