• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 1615
    • 0

    Особенности войны в эфире

    Особенности войны в эфире
    • Особенности войны в эфире
    • Российские военные выбивают ВСУ с территории ЛНР
    • Путин: угроза ядерной войны нарастает
    • Путин: с января медики первичного звена начнут получать дополнительные выплаты
    • Голикова раскрыла размер дополнительных выплат медикам
    • Кто стоит за подготовкой госпереворота в Германии
    • Путин ответил на слухи о новой волне мобилизации
    • Треш-стример онлайн унижал маленькую дочь ради просмотров

    25 лет назад в Афганистане были впервые использованы радиоуправляемые взрывные устройства. С тех пор борьба с такими устройствами быстро превратилась в отдельный вид военной науки.

    Поделитесь этой новостью

    Сегодня полковник в отставке Михаил Роев с особым чувством перебирал фотографии с афганской войны. Исполнилось ровно 25 лет событиям, в которых Роев участвовал лично и которые, как выяснилось потом, перевернули ход большинства современных войн.

    В 1984 году афганские моджахеды, или как их тогда называли душманы, впервые массово применили радиоуправляемые взрывные устройства. Поставляемые странами НАТО, незаметные и убийственно эффективные, они стали новым видом оружия, способным свести на нет усилия целых армий. Поэтому борьба с такими устройствами быстро превратилась в отдельный вид военной науки.

    Корреспондент НТВ Сергей Малозёмов встретился с героями «войны в радиоэфире».

    Михаил Михайлович Роев в свои 63 даст фору многим 20-летним — целыми днями работает инженером в коммерческой фирме, а в свободное время обустраивает собственноручно построенный дом. 25 лет назад с такой же энергией Роев, военный радиоэлектронщик, спасал жизни советских солдат.

    В 1984 году это была новая непонятная угроза — войска стали нести большие потери от маленьких фугасов, срабатывавших не как раньше — от давления колес, а будто сами собой. Это были радиоуправляемые мины, а в действие их приводили с виду мирные крестьяне при помощи небольших пультов

    Михаил Роев, полковник в отставке: «Как правило, они выводили из строя технику, как правило, погибал экипаж. И было принято решение искать меры противодействия. Вот мы и занялись распознаванием этих кодов, несущих частот».

    Сначала пробовали глушить частоты, на которых работали системы управления минами, но одновременно глохла и своя армейская связь. Тогда Роев буквально на коленке смастерил прибор, который стал обманывать бомбы. Он перебирал все комбинации возможных команд на подрыв. Этот «радиотрал» ставили, например, на вертолеты разведки, и мины срабатывали перед прохождением колонн. Роев и его коллеги так уберегли не одну сотню советских солдат.

    Михаил Роев, полковник в отставке: «Мы когда уже раскрыли эти фокусы, естественно, супостат, как мы говорим, перестал применять их, потому что смысла не было. Ну так я считаю, мы победили!».

    Победа, однако, оказалась временной. До сих пор и в Ираке, и в Афганистане, и на Кавказе подрывники постоянно меняют частоты, коды, оборудование… Но жизнь террористам радиоэлектронщики усложнили, а заодно и для мирной жизни сделали кое-что полезное.

    Сейчас разработки афганских времен вовсю используются в коммерческих целях. Например, частные охранные предприятия очень любят прибор, который обнаруживает, среди прочего, подслушивающие устройства, скрытые видеокамеры и прочие жучки. Всю начинку придумали бывшие военные.

    После развала Союза из армейских НИИ стали массово уходить лучшие специалисты. И теперь все самое передовое, даже для силовиков из особых подразделений, делают в частных фирмах. Например, бывший спецназовец, а ныне коммерсант Евгений Келпш показывает, как его прибор нелинейной локации на расстоянии легко отличает безобидный сотовый телефон от очень похожей рации со взрывателем.

    А во время испытания испытаний новейшей разработки той же компании локатор на машине просвечивает окрестности и — это кажется невероятным! — издалека видит скрытые бомбы.

    В другой фирме делают приборы радиоподавления. Их ставят, например, на автомобили ВИП-персон.

    Александр Якубчик, генеральный директор фирмы-производителя охранного оборудования: «Вот это — имитатор взрывного устройства. При включении прибора подавления, он не срабатывает, ничего не происходит».

    А еще на расстоянии десятков метров глохнут сотовые телефоны — они ведь тоже бывают частью бомб. Эта война в эфире идет каждый день. Случаются, конечно, и поражения, но техника тут чаще всего не при чем.

    Михаил Роев, полковник в отставке: «Террористы, может быть, пользуются больше нашим разгильдяйством, я бы сказал, а не той высокотехнологической аппаратурой».

    Изобретать с той стороны тоже продолжают. Так, появились террористы-смертники, жидкие бомбы… У тех, кто защищает, нет выбора — надо внимательно следить и стараться не отставать.