• ТВ-Эфир
  • Стиль
  • Право
  • Сериал

    Что вам найти?

    Найти
    • 502
    • 0

    Большие перемены на НТВ 16+

    В последнем выпуске программы «Намедни» её ведущий Леонид Парфёнов отметил: «На этой неделе НТВ стало героем новостей, и мы вынуждены говорить о себе». 16+

    Поделитесь этой новостью

    В последнем выпуске программы «Намедни» её ведущий Леонид Парфёнов отметил: «На этой неделе НТВ стало героем новостей, и мы вынуждены говорить о себе».

    17 января Совет директоров компании «Газпром-медиа» отправил в отставку гендиректора компании Бориса Йордана. Господин Йордан еще остается гендиректором НТВ — крупнейшей компании, входящей в состав «Газпром-медиа», но совершенно очевидно, что с этой должности его тоже уволят — разве только процедура будет посложнее: на соблюдение формальностей, говорят, может уйти месяц.

    Об отставках Йордану в минувший четверг объявил глава крупнейшего акционера наших компаний — «Газпрома» — Алексей Миллер. Публику, конечно, интересует, кто и с каким мандатом теперь возглавит НТВ: по этому будут судить об изменениях в условиях работы средств массовой информации России.

    Почти два года назад, весной 2001-го так судили, когда приходил Йордан — сначала гендиректором НТВ, а потом гендиректором «Газпром-медиа».

    «Руководитель „Газпром-Медиа“ Кох, который был, как известно, нанят Кремлем на должность „политического киллера“ НТВ, решил выдвинуть на эту должность человека по имени Борис Йордан — американца, одного из своих давних друзей и партнеров по бизнесу. И сразу многое стало на свои места, многое вспомнилось». Евгений КИСИЛЕВ (фрагмент программы «Итоги» от 1 апреля 2002 года).

    Так начиналась глава «НТВ — после Гусинского».

    «Я родился в стране настоящей свободной. Я родился в стране, где раз существует конфликт между людьми, люди его обсуждают. Люди говорят на эту тему», — заявил Борис Йордан журналистам после своего назначения на пост Генерального директора телекомпании НТВ.

    Через год началась глава «НТВ без Гусинского». «Газпром-Медиа» выкупил у медиа-магната все активы его империи.

    Председатель Правления ОАО «„Газпром“Алексей Миллер, выступая перед журналистами 26 сентября 2002 года отметил, что „под руководством Бориса Алексеевича Йордана проделана очень большая работа в части реструктуризации долгов, в части оформления, 100-процентного оформления прав «Газпрома»“ на пакеты акций». Глава «Газпрома тогда подчеркнул, что „рейтинги телеканала НТВ растут, компания развивается динамично“».

    Но ровно через месяц после этого заявления, при заключении договора о продаже части акций банку «Еврофинанс», случился теракт на Дубровке, а еще через месяц была дана другая оценка не бизнесу, а вещательной политике.

    Президент России Владимир Путин на встрече с представителями российских СМИ 25 ноября 2002 года заявил: «Телевизионная картинка на одном из общенациональных каналов в день штурма, за несколько минут до штурма, на которых были показаны передвижения спецназа и рассказывалось, что происходит в здании, могла бы привести к огромной трагедии».

    За неназванным федеральным каналом угадывалось НТВ. А попытки оправдаться — на картинке не спецназ, а мы включились, услышав взрывы, значит, штурм уже вовсю шел — ни к чему не привели.

    На той же встрече Владимир Путин высказал свой взгляд на независимость СМИ: «Я считаю, что независимость СМИ будет достигнута только тогда, когда средства массовой информации станут независимыми экономически. И в этом контексте, слава Богу, что кому-то удается зарабатывать деньги. Но не любой же ценой, не на крови же деньги делать наших граждан».
    За неназванным дельцом на крови россиян угадывался гражданин США Йордан и не представимо, чтобы в нашей самой президентской республике такое мощное средство — публичное заявление главы государство перед камерами — расходовалось впустую.

    Это что касается внешних как бы событий. Вновь назначенный глава «Газпром-Медиа» Александр Дыбаль заявил, однако, о своих расхождениях с Йорданом в управлении и в стратегии бизнеса.

    Леонид Парфёнов в последнем выпуске программы «Намедни» заметил: «Слава Богу, никто не зовет на баррикады защищать свободу слова и все ограничилось корпоративными шутками. А разговор о бизнесразногласиях или политических в этом случае особенно напоминает киноклассику: „Вот ты думаешь, американец, у кого деньги, у того и сила? А я вот считаю: у кого правда, тот и сильней“».