«Суд присяжных. Окончательный вердикт»: К убийству семьи прокурора могла привести не месть, а жажда наживы