В Консерватории улучшили акустику

08.06.2011, 19:21

Сегодня был дан первый концерт в обновленном Большом зале Московской консерватории, пленяющем оливковым цветом стен, мягкостью новых кресел, роскошью итальянских штор и чопорностью английских ковров.

Зал открылся после масштабной реставрации — первой за его 110-летнюю историю. В консерватории особо гордятся тем, что удалось улучшить акустику и воссоздать витраж покровительницы музыки Святой Цецилии, разнесенный вдребезги в 41-м.

Корреспондент НТВ Сергей Морозов посмотрел.

О том, что в Консерватории надо что-то подправить, говорили уже лет 10. Здание ветшало, публиковались очень радикальные проекты реконструкции, так что любители музыки волновались: что они увидят после ремонта?

Здесь произошли такие изменения, которые на первый взгляд и незаметны. Например, Петр Ильич Чайковский теперь восседает над огромными подземными сооружениями, где располагаются технические помещения. А по слухам, здесь собирались сделать подземную парковку. Вполне в духе прошедшего десятилетия. Правда, сегодня ректор консерватории эти слухи опроверг.

Но главное: что внутри? Входящим выдают бахилы. Все просто сверкает новизной. Исчезла домашняя обшарпанность, но нет и ощущения холодного новодела. Восстановлен витраж святой Цецилии, разрушенный бомбой в 1941-м году.

Анастасия Володина, эксперт по реставрации: «Все осколки хранились в консерватории до 90-х годов. В 90-е годы, во время разрухи, они были просто выброшены. Однако нам повезло, что в Моспроекте сохранились не только обмерные чертежи всего витража и всех фрагментов его, но и фиксация цвета и фрагменты стекол».

Вернувшись на свое место, витраж спас Консерваторию еще и от одной реконструкции. Были идеи соорудить за ним двор со стеклянной крышей и еще один репетиционный зал. Теперь уж некуда.

Висевшее в фойе полотно с русскими композиторами переместилось в бывший буфет, а Мендельсона и Гайдна, которых в 53-м году вынесли из Большого зала в рамках борьбы с космополитизмом, висят у входа — возвращать их не стали.

В Большом зале полностью заменили систему вентиляции, поставили новые кресла, чтобы услышать, как в этом, обновленном, зале звучит музыка. Первыми после ремонта здесь выступают сегодня выпускники Консерватории.

То, что звук в новом зале даже лучше прежнего, подтвердила и экспертная комиссия, которая уже побывала здесь. Ректор Консерватории объясняет, что новые подземные помещения тоже сделаны не просто так, а ради хорошего звука.

Александр Соколов, ректор Московской консерватории: «Освободив большой зал от этого балласта, мы фактически получили два дополнительных репетиционных зала в его подвале. А это и есть резонаторы, то есть есть как раз те дополнительные акустические факторы, которые так благоприятно сказались на результате».

Главным специалистом по акустике выступал Анатолий Лифшиц. Он заставил рабочих переложить по-новому уже готовый пол; измерял, с какой частотой лучше вбивать скрепы; 20 раз перемерил новые кресла, чтобы они совпадали по размеру со старыми… Он учел все. Со старого зала сделали акустический макет, где в масштабе 1:20 воспроизвели все, включая материалы пола и стен — и не только.

Анатолий Лифшиц, руководитель группы по акустическому мониторингу Большого зала Консерватории: «Единственное, чего еще нет в этой модели, — не сидят макеты людей. На самом деле они тоже есть. И, по большому секрету скажу, умельцы из Кирова уже в конце работы. Вы знаете, аппетит приходит во время еды. Они даже сделали 50% мужчин, 50% женщин. Но как они сделали, это секрет».

14 июня в Москве откроется конкурс имени П. И. Чайковского, и его участники сыграют в этом зале.

Читайте также