На петербургской сцене сооружают «Зойкину квартиру» с кривыми зеркалами

23.12.2015, 15:11

Бывшие дворяне-морфинисты, аристократки, переквалифицировавшиеся в проституток, и авантюристы вышли на сцену «Балтийского дома». Петербургский театр-фестиваль готовит премьерный показ «Зойкиной квартиры». Его приурочили к 90-летию булгаковской пьесы.

Корреспондент НТВ Павел Рыжков оценил визуальный ряд спектакля.

Самую массовую сцену — разгона квартиры Зои Пельц — актеры репетируют на кураже. Булгаковская «Зойкина квартира» — дом свиданий эпохи НЭПа, открытый под видом швейной мастерской, стал местом, где сталкивались невероятные характеры и рождались будущие бессмертные литературные персонажи.

Юрий Елагин, исполнитель роли Аметистова: «Из определенных характеров появились Остап Бендер и Воробьянинов. А Аметистов — это прообраз будущего Милославского из „Иван Васильевич меняет профессию“».

Пока в пошивочной театра доделывают платья и шляпки, стилизованные под наряды эпохи 20-х, сценограф Ирина Бируля проверяет машинки булгаковской мастерской. Все три оказались фирмы «Зингер». Такая же в детстве имелась у самой художницы. Ее бабушка была белошвейкой времен НЭПа. Именно Бируле принадлежит идея полупрозрачных зеркал.

Ирина Бируля, художник-постановщик: «Это хороший ход режиссера. Это очень булгаковский ход. Возникает мир с другой стороны. Мы не специально делали эти кривые зеркала».

Режиссер Юрий Ядровский уверен: кривые зеркала и некий театр теней прекрасно будут работать на замысел, ведь именно с «Зойкиной квартиры» началась та самая булгаковщина.

Юрий Ядровский, режиссер-постановщик: «Это зарождение его нехорошей квартирки. А тема дома у него вечная. Она началась в маленьких рассказах, в чем-то еще».

Первый раз постановку запретили еще в 1928 году. Ее изъяли репертуара театра имени Вахтангова. Предполагают, что главный цензор того времени, драматург Фёдор Раскольников считал Булгакова своим конкурентом. Но за пьесу заступился лично, Сталин. В протоколе заседания Политбюро появилась запись: оставить спектакль ввиду того, что «Зойкина квартира» — единственное средство существования театра.

Ровно через год, в 29-м, трагическую буффонаду запретили совсем за искажение советской действительности. Булгаков, на самом деле, первым почувствовал грозовые 30-е. В этой постановке появится огромный витраж розы собора Парижской Богоматери. Если в «Трех сестрах» лейтмотивом было «в Москву, в Москву», то здесь герои мечтают уехать в Париж. Хотя в данном случае неважно куда, важнее откуда.

Читайте также