Борьба за равноправие длиною в век: как за 108 лет изменились цели феминисток.

8 Марта, женщины, история, скандалы, торжества и праздники.

НТВ.Ru: новости, видео, программы телеканала НТВБорьба за равноправие длиною в век: как за 108 лет изменились цели феминисток

Борьба за равноправие длиною в век: как за 108 лет изменились цели феминисток

Борьба за равноправие длиною в век: как за 108 лет изменились цели феминисток

Борьба за равноправие длиною в век: как за 108 лет изменились цели феминисток

Борьба за равноправие длиною в век: как за 108 лет изменились цели феминисток

    Международный женский день отмечают уже 108 лет. Праздник исторически был посвящен солидарности женщин в борьбе за эмансипацию. То, что начиналось с призывов и лозунгов о равноправии, сегодня превратилось в традиционные цветы, конфеты и поздравления. Но даже спустя век дело женщин-социалисток и лично Клары Цеткин живее всех живых, а борьба за равноправие на фоне громких скандалов о домогательствах кажется еще более ожесточенной.

    А ведь все могло быть совсем иначе, если бы в 1907 году 22-летний сын Клары Цеткин Константин не стал любовником ее 36-летней подруги Розы Люксембург. И когда спустя два года Клару бросил муж, а Розу — молодой любовник, общее горе их сблизило. Именно в этот момент они и призвали учредить Международный день женской солидарности.

    Кейт Уиллоуби, активистка: «Суфражистки передали нам эстафету свободы и демократии. Работа еще не закончена, мы все еще не равны. Так что это очень важно объединять людей сегодня, чествовать женщин здесь, в Великобритании, и во всем мире, потому что вместе мы действительно можем изменить все».

    Каждый год в канун праздника 8 Марта в Лондоне собираются последовательницы суфражисток. В конце XIX века эти милые дамы в шляпках и перчатках боролись за свои права и за гражданские свободы женщин. Они приковывали себя к воротам, садились на рельсы и, бывало, взрывали бомбы. И кажется, за 100 с лишним лет эмансипация стала нормой жизни, но нет, современным суфражисткам этого недостаточно.

    Хелен Панкхурст, правнучка суфражистки Эммелины Панкхурст: «Мы могли бы добиться большего, если бы не существовало такого устаревшего разделения на мужчин и женщин и представления о том, что такое мужчина и что такое женщина».

    Суфражистки XIX века, мягко говоря, удивились бы, увидев своих духовных наследниц. Та же Клара Цеткин имела в виду совсем другое. Она считала, что женщина будущего должна работать, вести хозяйство и воспитывать детей — защитников революции. А сейчас женщины как раз борются за то, чтобы не быть ими. И дело не только в Харви Вайнштейне и в том, что приз за лучшую женскую роль на последней церемонии «Оскар» вручал не обладатель прошлогоднего приза за лучшую мужскую роль Кейси Аффлек, а Дженнифер Лоуренс и Джоди Фостер, чтобы не было скабрезных шуток и гендерной двусмысленности. И дело даже не в полемике между активистками движения Me Too и французскими актрисами, возглавляемыми Катрин Денёв, которые обвиняют американок в том, что они ставят в один ряд изнасилование и флирт. Но вот уже одна англичанка требует убрать из школьной программы сказку «Спящая красавица», так как принц поцеловал принцессу, не спросив ее разрешения, и получается, он тоже латентный насильник. А профессора университета Портленда увольняют за сексизм, а точнее за то, что она позволила усомниться в том, что мужчина и женщина равны.

    Майкл Шин, актер: «Женщины долго стучались в дверь и просили их впустить, и теперь мы должны убедиться, что они не хлопнут этой дверью. А кажется, что происходит именно это. Поэтому мы должны быть уверены, что мы приоткрываем наше общество».

    А борьба действительно предстоит долгая. Например, популярный ведущий бельгийского телевидения Будвейн ван Спилбик сменил пол и стал просто Бо. Сегодня этим никого уже не удивишь, новую ведущую никто не уволил. Но самое страшное произошло потом. Согласно новому контракту, ее зарплата резко сократилась, потому что в Бельгии женщины априори зарабатывают меньше мужчин. Теперь Бо Ван Спилбик — символ современного европейского феминизма.

    Подробности — в сюжете европейского обозревателя НТВ Вадима Глускера.

    Читайте также

    Показать ещё

    НТВ в социальных сетях