Война за мир после ИГИЛ: кто и как готовится перекраивать карту Ближнего Востока.

Асад, Ближний Восток, Израиль, Ирак, Иран, Ливан, нефть, Путин, Сирия, США, Трамп Дональд, Турция.

НТВ.Ru: новости, видео, программы телеканала НТВВойна за мир после ИГИЛ: кто и как готовится перекраивать карту Ближнего Востока

Война за мир после ИГИЛ: кто и как готовится перекраивать карту Ближнего Востока

Война за мир после ИГИЛ: кто и как готовится перекраивать карту Ближнего Востока

Война за мир после ИГИЛ: кто и как готовится перекраивать карту Ближнего Востока

Война за мир после ИГИЛ: кто и как готовится перекраивать карту Ближнего Востока

    Сочи станет новой Ялтой — этот тезис на уходящей неделе повторяли все, но с разной интонацией. Очень простая аналогия — как Сталин, Рузвельт и Черчилль за три месяца до конца Второй мировой войны встретились в Ялте и обсуждали мир после войны, так же и Путин, Рухани и Эрдоган на излете войны с запрещенным в России ИГИЛ (организация запрещена в РФ) встретились в Сочи.

    По итогам переговоров звучали заявления, лейтмотив которых: начинаем процесс восстановления Сирии. И там же, в Сочи, должен пройти Конгресс сирийского национального диалога, который учтет мнения всех 33 приглашенных сторон, и результатом этой работы станет новая конституция.

    Примечательно, что никто из президентов не упомянул США. Потому что для России это сторона, с которой идут переговоры, для Турции и Ирана — это еще один игрок, с которым они не хотели бы обсуждать итоги, от которого они не ждут ничего хорошего в свой адрес и не понимают до конца, что Вашингтон потребует по итогу участия. Территория, которую сейчас США контролируют в Сирии, для Ирана — выход к Средиземному морю, на который он рассчитывал, а Иран Вашингтон называет злом. Для Турции США — защитник курдов, с которыми турки даже за помощь в победе над ИГИЛ (организация запрещена в РФ) мириться не собираются.

    То есть России нужно ювелирно пройти между союзниками и при этом не выплеснуть главное — Сирию для сирийцев. Именно поэтому Путин подчеркнул: с Асадом уже договорились.

    Но встреча в Сочи — лишь кусочек мозаики. Есть еще переговоры в Астане между сирийцами, есть переговоры в Иордании с американцами, есть переговоры в Женеве под эгидой ООН. Отправив гостей, Путин звонит в Саудовскую Аравию, в Египет, в Катар, в Израиль. Говорит полтора часа с Трампом. Главное — срочно наладить диалог тех, кто вчера смотрел друг на друга через прицел. Потому что даже твит Трампа о том, что «ошибкой было лезть на Ближний Восток, мне досталось такое наследство, я наведу порядок в бардаке» — это не желание уйти с Ближнего Востока, а сигнал: война за мир только начинается.

    Воевали все против понятного зла, обвиняли друг друга в его поддержке и непонимании, собирали отряды за и против, и вдруг всё — халифат разрушен, и у победы оказалось слишком много отцов.

    Хакан Гюнеш, профессор политологии Стамбульского университета: «Турция не собирается выходить из Сирии, и там реально сирийские народы могут поделиться на тех, кто находится под протекторатом Ирана, тех, кто под Турцией, тех, кто под Америкой. Там может дележка не закончиться никогда, сколько ни пиши конституций».

    Владимир Месамед, политолог-востоковед: «ИГИЛ (организация запрещена в РФ) не станет, то есть той силы, которая сплачивала и объединяла, и тогда возникает вопрос, что будет в регионе, где еще недавно властвовал ИГИЛ (организация запрещена в РФ), то есть в районах Ирака и Сирии, кто придет туда».

    Голанские высоты де-юре — часть Сирии, де-факто — полоса безопасности Израиля. После наступления мира Сирия может потребовать их вернуть, и Израиль уже готов отбивать эти требования недипломатическим путем. И там уже говорят, что готовы даже на негласный союз с Саудовской Аравией, если это поможет. Но Израиль понимает, что дело не в Сирии дело и даже не в ИГИЛ (организация запрещена в РФ).

    Понятно, что больше всего арабов раздражает желание Ирана вернуть себе многомиллиардный нефтяной рынок, который был потерян из-за санкций. На ближневосточном рынке прямо сейчас речь уже идет не о власти и нефти, а об очень большой нефти и битве за власть после смерти халифата, когда карту мира могут начать перекраивать по живому.

    Подробности — в сюжете программы «Итоги недели» с Ирадой Зейналовой.

    Комментарии

    НТВ в социальных сетях