Квартирный вопрос
ТВ-Эфир
Квартирный вопрос
  • Москва
    Москва
    Барнаул
    Белгород
    Благовещенск
    Владивосток
    Владикавказ
    Екатеринбург
    Иркутск
    Калининград
    Кемерово
    Комсомольск-на-Амуре
    Красноярск
    Магадан
    Находка
    Нижний Новгород
    Новосибирск
    Норильск
    Омск
    Оренбург
    Петропавловск-Камчатский
    Ростов-на-Дону
    Санкт-Петербург
    Томск
    Тюмень
    Улан-Удэ
    Уссурийск
    Уфа
    Хабаровск
    Ханты-Мансийск
    Челябинск
    Южно-Сахалинск
    Якутск
  • 23.08, 03:32
    «Начинали с женщин и детей»: спасшиеся россиянки рассказали НТВ о зверствах ИГИЛ.

Ирак, Исламское государство, НТВ, Сирия, терроризм, убийства и покушения, эксклюзив.

НТВ.Ru: новости, видео, программы телеканала НТВ«Начинали с женщин и детей»: спасшиеся россиянки рассказали НТВ о зверствах ИГИЛ

    «Начинали с женщин и детей»: спасшиеся россиянки рассказали НТВ о зверствах ИГИЛ

    «Начинали с женщин и детей»: спасшиеся россиянки рассказали НТВ о зверствах ИГИЛ

    «Начинали с женщин и детей»: спасшиеся россиянки рассказали НТВ о зверствах ИГИЛ

    «Начинали с женщин и детей»: спасшиеся россиянки рассказали НТВ о зверствах ИГИЛ

      Вот уже четыре года в Сирии идет война. Многим на Западе все это казалось гражданским конфликтом, пока не заварилась такая каша с ИГИЛ, что, кажется, не расхлебать и вовек.

      Почему тысячи молодых людей из Европы и Америки, преодолевая огромные расстояния и препоны со стороны спецслужб, торопятся проникнуть в Сирию, а местные парни и девушки, у которых ИГИЛ и «Аль-Каида» буквально под боком, строить всемирный халифат почему-то не спешат? Репортер НТВ Вадим Фефилов попытался разобраться в этом. Для этого он, рискуя собственной жизнью, побывал в гостях в тех районах Сирии, где не действует власть официального Дамаска.

      Чтобы оказаться у повстанцев, необходимо иметь «эмэн» — специальное приглашение от авторитетных людей. Незваного гостя объявят шпионом, возьмут в заложники и посадят в тюремный подвал.

      Вадиму Фефилову такой «эмэн» предоставил религиозный деятель шейх Салех и загадочный полевой командир Абу-Хани, знающий русский язык. Повстанцы Абу-Хани контролируют большой район в провинции под Дамаском.

      Их около четырех тысяч человек. Несколько лет подряд они воевали с правительственными войсками, но недавно стороны договорились о перемирии. Теперь мятежники конфликтуют с запрещенным в России «Исламским государством. Граница с террористами — всего через несколько улиц.

      Абу-Хани в 90-х учился в Белоруссии, поэтому и русский язык знает. Он считает, что жить следует по законам шариата, но не следует давить на верующих других конфессий, поэтому Абу-Хани противник ИГИЛ.

      Абу-Хани, полевой командир: „Просто человек не понравился или помешал — в деньгах, например. У него деньги есть — его убивают, а говорят, что это «кафир»“- неверующий».

      Шейх Салех, наизусть знающий Коран и негативно относящийся к государственной власти, вполне мог сделать у них карьеру, но пару лет назад ему нанесли смертельную обиду. 22-летний ваххабит из Саудовской Аравии заявил шейху Салеху, что вытащит его из мечети за бороду, поскольку он «неправильный ислам» преподает.

      Возможно, именно тогда шейх Салех и осознал: среди понаехавших саудитов, африканцев и кавказцев он, влиятельный сириец, у себя же на родине превратится в пыль.

      Шейх Салех, исламский проповедник: «„Аль-Каида“ — это мать, а ИГИЛ — ее сын, и сынок довольно быстро обскакал по росту свою матушку, но на самом деле они одинаковые — у них схожие мысли, и действуют они одними методами. В их семейке возникают разногласия только тогда, когда вопрос касается денежной прибыли».

      Во время своего опасного путешествия съемочная команда НТВ разыскала важного свидетеля массовых убийств в Пальмире — русскую женщину-врача, чудом избежавшую казни и потерявшую собственность на миллионы долларов.

      Предприниматель, врач высочайшей квалификации Наталья прожила в Пальмире с мужем-сирийцем, тоже доктором, 17 счастливых лет. Когда над древним городом взметнулись черные флаги, выяснилось, что их некоторые знакомые оказались агентами религиозных фанатиков. Перед отъездом Наталья не выходила из клиники и лично сделала 17 операций больным, хотя на улицах уже шли бои.

      Наталья Аль-Хатиб, врач-гинеколог: «Первое, с чего началось, — это на окраине города здания многоэтажные, где проживали военные со своими семьями. Военные, естественно, были на службе, а жены и дети были в этих зданиях. И первое, с чего начали „игиловцы“, — это с расправ над женщинами и детьми».

      При захвате Пальмиры, да и других городов «игиловцы» применили одну и ту же тактику. Ее условно можно назвать «четыре волны»: сначала среди местного населения работают шпионы-вербовщики. Они узнают о слабых местах в обороне у военных и полиции, потихоньку агитируют в мечетях и в гостях у знакомых за чашкой чая, составляют «расстрельные» списки чиновников и людей, так или иначе причастных к работе государственной машины.

      Это подтверждает подруга Натальи, получающая сообщения от родственников из захваченной Пальмиры.

      Перед штурмом назначается один или сразу несколько смертников. Они сбривают бороды, чтобы не вызвать лишних подозрений, надевают армейскую форму, садятся на военные или полицейские автомобили, груженные взрывчаткой, и на максимальной скорости мчатся к блокпостам на въездах в населенный пункт. Их задача — взрывом пробить брешь в укрепрайоне.

      Следующая волна — это «джихади» (в переводе — «удерживающие»), их задача — непрерывно стреляя, добежать до взорванного блокпоста или ворот, удерживая оборону до подхода основных сил — пехоты «игиловцев», которая будет «прочесывать» захваченный город.

      А в одной из северных провинций журналистам попадаются представители бедуинского племени Шайтат. В Сирии и Ираке их около 100 тысяч человек. Раньше они называли себя «Фронтом-Нусрой» или сирийской «Аль-Каидой», однако на правительственные войска никогда не нападали. Возможно, поэтому в прошлом году ИГИЛ за один день казнил 800 человек из племени Шайтат. С тех пор бедуины против халифата.

      Хайдар, один из старшин племени Шайтат: «Мы их резали, варили, много чего с ними делали, потрошили и разрубали у других пленных „игиловцев“ на глазах. А почему нет? Человек нападает на твой дом. Не предупреждая, не хочет мира, не хочет понять вообще ничего. Что тебе остается делать?»

      Известно, что «Исламское государство» в конце концов предложило бедуинам перейти на его сторону. Но у кочевников в пустыне есть древняя пословица: «Если и обманешь бедуина, то лишь однажды».

      «Исламское государство» занимает сейчас примерно половину территорий Ирака и Сирии, но мало кто знает, что у халифата при этом только десять процентов городов и населенных пунктов этих стран. В основном в их распоряжении пустыня — колючки, шакалы и скорпионы. Наивно полагать, что халифат устраивают эти колючки. Здесь часто говорят: они нуждаются в Юго-Восточной Азии, они нуждаются в Пакистане, они нуждаются в Европе.

      Шокирующие кадры и откровенные признания тех, кто не понаслышке знает об «Исламском государстве», — в фильме Вадима Фефилова «По дороге в халифат» из цикла «Профессия — репортер».

      Связанные
      новости

      Комментарии

      НТВ в социальных сетях